яблочная свечка

Романс

Преображается, блуждая
от серебра до серебра,
живой воды душа большая,
реки бессмертная игра.

На берегах, где белый камень,
где жизнь светла и тяжела,
растут смородина и память,
как та смородина росла.

За шумом вод меня не слышно,
я кану в мир и стану сор,
но весь колышется и дышит
реки сверкающий виссон.

Моя серебряная ревность
за ней следит не отходя
и видит, как она разделась
в руках вечернего дождя.

Важней меня зелёный остров,
моя любовь меня сильней,
хотя мала, как горихвостка
да бурундук среди корней.

А наверху безмолвно море
и по нему плывёт ладья.
Под вечным солнцем хватит горя,
чтоб заглушить сиянье дня.

Но есть полночная царевна -
от вечных вех до малых сих
объемлет павшие деревья,
приносит вести о живых.

Она идёт огромным кругом
из-под земли на облака,
моя бессрочная разлука,
моя предвечная река.
яблочная свечка

Простая песня

Cамая простая лодка,
голая ангарская вода.
Вороны по дороге ходят ловко,
никуда не улетают, убегают в никуда.

Самая большая утка
будто остров, обитаемый душой.
Сердце бьётся гулко,
от бессонницы смешно и хорошо.

Светится граница.
Ускользает, неподвижна и быстра,
беглая смертельная царица,
берегов своих любимая сестра.

Самая пустая лодка
в берегах её - судьбе и глубине,
сердце бьётся робко
и себя припоминает не вполне.

Небо накрывает реку.
Тает, убегает в никуда,
движется по свету, как по следу,
негасимая разумная вода.

Время бьётся слепо
от бессилья и всесилия любви.
Говори о лете,
отвори его, наполни, оживи.
яблочная свечка

*

Линия жизни сворачивается в клубок,
стало близко, а было так далеко.
Лилия жизни спит, ее сон глубок,
бог похоронил её глубоко –
у подземных вод, у корней дорог.

Линия жизни сводит небесный свод
в талую глину тайного рубежа.
Лилия жизни снизу по корке бьёт:
перерасти плотный предел, душа.

Вот она просыпается, и вот-вот
от череды болот, лебеды руин:
малая малость, новость, озноб, восход,
алая радость, воин, бутон, рубин.