midori_ko (midori_ko) wrote,
midori_ko
midori_ko

МАЛЬЧИКИ-ВОЛШЕБНИКИ.

Близнецы не помнили лица своей матери. Некому было дать им имена, да и незачем, когда называешь друг друга Ты, а больше нет никого. Но это неправда, у безымянных близнецов была сестра. Она не покидала их, но они её не знали, она была невидимая и немая. Может быть, у этих мест, у этих времён была история, но дети не умели об этом подумать, у них и своей-то истории не было, где им думать о войне и пожарах. В разрушенных домах, уничтоженных городах было где спрятаться, было где ночевать, и так легко было пройти по кладбищу, не заметив его… они бегали, ничего не понимая, и чувствовали себя всё сильнее, пока не подумали, что сильнее всех на свете, а может так оно и было, если сила даётся храбрым. И сестра бежала за ними, бежала, но они не чувствовали ни её мыслей, ни прикосновений.
Однажды мальчики зашли далеко вниз, к реке, и увидели там страшный дом из старого кирпича, со слепыми окошками, с охраной. Внутри были дети. – Что с ними делают? Почему они не сбегут?
- Это детский концлагерь, - молчала невидимая сестра, - они не выйдут.
Пойдём внутрь, уговорим их спастись, охраны мало, а мы сильнее всех на свете. И они проскользнули внутрь. Никто не заметил двух лишних детей, только крикнул кто-то на лестнице: «Почему нестрижены?»
Близнецы разговаривали с детьми – им не отвечали, кричали на них – дети отворачивались. Только две девочки, которые всегда держались за руки, подошли к ним послушать. Девочки очень плохо говорили, только невидимая сестра понимала, о чём, и плакала, обнимала за плечи. – Зачем вы тут сидите? – спрашивали близнецы? – Зачем разрешаете? Давайте убьём этих сволочей, откроем двери! Дети молчали. – Тогда мы сами вас освободим, а вы сидите по углам, дураки набитые.
Им даже удалось напугать охранников. А потом надо было убегать, хорошо был вечер, плохо видно, мокрая грязь снаружи, бесконечные перелески, места много, спрятаться негде. Сзади в сумерках как будто туча комаров – сколько их там, сколько за нами гонится.
Тогда сестра превратилась в лошадь. Лошадь было еле видно, такая прозрачная, как дождевая, длинная шея с размытым контуром – серая, в белую пятнышку, ни глаз, ни ног не разглядеть. И вынесла их оттуда в невесть куда. Глядят близнецы – а у них книга, завёрнутая в остатки серой тряпки. Кто её захватил – не помнят. Стали они читать эту книгу, нет – книга сама стала себя им читать, они же не умели – и поняли, почему дети отказались уходить. Стали читать дальше – поняли, что у них есть сестра. Ещё немного прочитали – поняли, что можно её видеть, если один из них на это время уйдёт в невидимость. Стали учить сестру говорить.
- Слушай, если эти дети хотят там остаться, значит, они там чему-то учатся. Может, и мы пойдём? - Я в концлагерь не пойду. – Я тоже, а давай за ними шпионить и так помаленьку научимся.
И договорились идти обратно. Шли несколько лет, так далеко занесла их дождевая лошадь. Война давно прошла, всё уже зелёное, люди чистые, они днём прятались в подвалах, на помойках, а шли по ночам. И не росли. Сестра росла, а они нет.
Пришли вниз к реке, а дома того уже нет. Пепелище, железо какое-то обугленное. Что же делать? – Ищите, что-то осталось, - сестра говорит. Стали они ходить, а там город, улицы белым песком посыпаны, горожане ходят приветливые. Приходилось всё время за углом стоять, как тени.
Как-то смотрят братья – домик одноэтажный, весь разноцветный, написано «детский приют», оттуда дети парами выходят, и как выйдут, поют на два голоса «Хо-хо», серьёзно поют, а на двери какие-то колёса крутятся. И последними выходят две знакомые девчонки. Тоже не выросли. Выглянули близнецы из-за угла, зовут – эй, эй, подойдите. Девочки обрадовались, подбежали, не спели свои две ноты, а разговаривать стали как взрослые. А им кричат – вы что, вы что, пойте скорей, а то дверь не закроется! Они быстро спели, дверь закрылась. Ничего не спросили мальчишки об этом, и подарить нечего было, а о чём разговаривали – непонятно.
Ушли, но недалеко.
Значит, у них приют вместо концлагеря. Надо посмотреть, что они теперь умеют.
Случай скоро подвернулся. Из приюта вышли два подростка, спели своё дурацкое «Хо-хо», дверь с колёсами закрылась. Они пошли за город, к горе, спели перед ней – гора открылась. Внутри был огромный тоннель. Мальчишки вбежали туда, прижались к стене – куда спрятаться? Невидимая сестра стала мусоркой, они забились за баки. Приютские встали у другой стены и стали петь детскую песенку про слонят. После первого куплета рядом с ними появились два огромных слона. - Смотри, смотри, они слепые, - после второго куплета слоны открыли глаза. – Ты запомнишь эту песню? – шептали друг другу два оборвыша за мусорными баками и чуть не плакали, сразу забывали. На третьем куплете в стене открылась такая арка, что близнецы забыли, что надо прятаться. Они дрожали и плакали, как новорождённые, подходили – только не исчезайте, не уходите, ну хоть немножко. Подростки и слоны зашли внутрь, один ещё обернулся: - Мы идём в землю Будды. До свидания.
Им было уже нетрудно выйти из закрывшейся горы, и вообще они многое умели. Но решили по-другому.
На следующий день сестра отдала их в приют. Она уже давно выросла и походила на мать или, может быть, тётю. Сначала отдала первого, пока второй был невидим и ждал за углом. Потом вышла за вторым, и когда он стал окончательно видимым, попрощалась с ними навсегда. Мальчикам тогда было года по два, они разучились бегать и говорить, но что-то, наверное, ещё помнили. Больше я о них ничего не знаю.
Tags: сказки, тексты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments