midori_ko (midori_ko) wrote,
midori_ko
midori_ko

палеоветер

Как попали в полосу отчуждения разбитые раковины и унитазы, спрашивать нельзя. Вопроса нет - они здесь извечно и навсегда. Дорога только оттаяла. Тут же помойка, тут же подснежники, сзади страшные глухие заборы, за ними зло. Скорчившись, обнимая себя руками, человек в грязном и чёрном с жёлтым и чёрным лицом сидит среди чёрной и жёлтой травы прошедшего времени. У него подкожная грязь, подкожная истина, он настоящий.
Розовый автобус блестит на заднем плане – пейзаж делает вид, что ничего этого нет. Солнце, холодный ветер. В этих развалинах есть что-то, в этой прифронтовой придорожной полосе, в том, что понизу лежит дым, а сухая трава так медленно тлеет, что время перестаёт меняться. А деревья – одни деревья стоят, не замечая маленького огня, незначительного тленья. Им далеко, светло, им ничто не угрожает. Другие лежат, и с их измученными корнями вывернулись наизнанку огромные глыбы земли, а потом успели назад врасти, наполовину в ту же, уже чужую, иную землю, в ту же, но по-другому.
Что-то есть в том, что я могу говорить. В том, как в бесцветной весне этих пустошей чуть поднимается дымок, как его носит над дорогами вместо пыли. Солнечная ясность, не имеющая имени, родная и очевидная, появляется и пропадает вслед за моим видением, но сейчас и на сто лет вокруг – ясно. Что-то в канаве, что-то в овраге, что-то открытое там, где люди, как глыбы на вывернутых корнях, вполовину уходят в землю. Невыразимая, дикая, безумная красота, которая схватит, но не сможет прикоснуться к человеку, пока он закрыт общим полем, полем всех людей.
В одной помойке есть дух святой, в другой нет. Нет, не так - но в одной он царит, в другой погибает.
Трава, чуть-чуть трава, она в этот день начинается.
Под бесцветными кустами в полосе отчуждения стоит ржавая ванна. Около неё кусты склоняются. Они движутся, думают, они всё делают сами.
Мимо молча проходит герметично закрытый поезд, синий поезд из серебряной бумаги, кажущийся пустым самому себе.
Оно говорит. Оно зовёт никого во весь голос. Страшно подумать, кто его собеседник. Каким будет ответ. Слишком много - подумать.
- Что это?
- Палеоветер.
Девочки на водокачке, повисшие в бесконечности. Эта улыбка, это сияние везде, само себя не замечая, идёт из мерзости и нищеты, и боль придаёт особое качество солнечному свету. Он показывается иным, он может быть иным, я могу это видеть.
Поезд идёт по горе, так высоко над домами, что напоминает себе самолёт. Всё видится. Поленница. Дрова под солнцем. Свечение мёртвого дерева, доброе, отболевшее.
Сосна машет ветками, как живая, как другая жизнь - а маленькие ёлки рядом с ней не двигаются. У них разный ветер.
Tags: тексты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments