midori_ko (midori_ko) wrote,
midori_ko
midori_ko

сказка про мирное небо над головой

мире
Жила-была девушка. Одни говорили, что она умная, другие – что красивая, но это неважно, потому что они врали. Так вот, шла она как-то раз по дороге и встретила старуху.
- Ты чего здесь без дела ходишь, деушка? Далеко-далеко, за морями, за горами ждёт тебя принц-лягушка.
«Принц!» - подумала девушка. – «Принц-принц-принц!» - А скажи, добрая бабушка, как мне до него добраться?
- Иди, деушка, куда хочешь, ты своё везде найдёшь.
- А если я, бабушка, той дорогой пойду?
- Тогда принц, детка.
- А если этой?
- Неизбежный принц.
- А можно по той тропинке?
- Доброго пути, доброго пути…
И девушка, не забыв надеть железные башмаки и прихватить каменный хлебец, поскакала по самой невзрачной, кривой и тернистой тропинке, потому что не фиг, не фиг умным красивым девушкам из сказки ходить лёгкими путями, а тем более помышлять о лошади или, например, велосипеде.
По обочинам росла ягода, вдалеке виднелись дома, где девушку могли бы накормить и приветить. Но недаром одни называли её упорной, а другие упёртой – эти, кстати, не врали – девушка не останавливалась. Шла и шла, глодала и глодала каменный хлебец, стирала и стирала розовые пятки об железные боты. И чем дальше шла, тем добрее и милее, тем румяней и белее казался ей её прекрасный суженый. «Я, - думала бедная девушка, - как Жоффруа Рюдель – тот трубадур, что влюбился в портрет прекрасной графини Мелисанды…» Если бы рядом с девушкой были верные друзья, они бы ей не преминули сообщить, что она реально как жоффруа, но девушка шла посередине дикой природы и поглумиться над нею было некому. «Ах, я как Жоффруа, - думала девушка, - но я намного круче. Я и портрета-то не видела… А Жоффруа сочинил для любимой много прекрасных песен и положил их на музыку! А я… а я… я тоже сочиню!» - но, к счастью для искусства, девушка была в этом смысле лыком шита и сочинить не смогла, а поэтому остаток пути с чувством пела «Уходили комсомольцы на гражданскую войну» в перерывах между глоданием и возобновлением глодания.
Местность постепенно становилась всё сильней похожа на сумрачный лес и девушка почувствовала, что теряет путь во тьме долины. Стемнело. Дорогу ей заступили волки. Но уж тут-то девушка была не лыком шита.
- Здрааасьте, архетипические волки! – сказала она, сверкая нездоровыми глазами. – Я знаю, зачем вы здесь. Вы защищаете моего принца.
Почему девушке не пришло в голову, что волки просто жрать хотят, науке до сих пор неизвестно. Скорей всего, это были побочные эффекты глодания. – Я знаю, - сказала она, - вы защищаете моего принца. Вы думаете, я ведьма с Пустоши и украду его сердце, но это не так! Я истоптала каменные тапки (почему-то ей показалось, что с точки зрения стилистики это куда круче, чем железные боты), я изглодала каменный хлебец, пришла к любимому своему. Пропустите меня, волки, я не причиню ему вреда. Я хорошая девочка, я не ем мяса теплокровных животных, я не компостирую мозги, не лгу и не прелюбодействую. Я не наврежу, пустите - ведь вы его тоже любите?..
Проповедь ли вегетарианства подействовала на архетипических волков или девушка просто умело прокомпостировала им мозги, но они отступили. Дрогнули, вытянулись… и превратились в сосны. А девушка пошла дальше, туда, где виднелась гора. Под горой текла река, в реке сидела гигантская рыба и лаяй. Зубы у рыбы были зубрые, в глазах отчётливо проступало недоброво.
Зависнув на деревянном мосту кверху попой, девушка аккуратно поцеловала рыбу в макушку. Рыба клацнула. Девушка потуже затянула лыко.
- Здравствуйте, рыбонька! – артистично покраснев, заговорила она. – Вы, рыбушка, не думайте, я его на самом деле люблю. Шла болотами, степями, каракумами ползла… Хлебец каменный сглодала – за каменные тапки принялась, Вы не поверите. Он такой одинокий. Пропустите меня, рыба - ведь вы его тоже любите?..
Рыба булькнула что-то неодобрительное, но есть девушку не стала, побрезговала – и та радостно помчалась восходить.
На вершине сидел принц. Но когда девушка, тяжело дыша, кинулась к нему, к своему деньрожденному подарочку, он даже не шелохнулся. Как сидел, так и сидеть продолжал. Девушка, конечно, рассказала ему о том, сколько чего на долгом пути было изглодано, сколько слёз пролито, сколько волков перевоспитано, но он так и не шелохнулся. Девушка хваталась за него и руками, но только сильно расстроилась. А принц так и не шелохнулся.
Тут девушка припомнила, что выбрала тернистую тропинку и, значит, просто не всё ещё сделано. Села она рядом с принцем – одной рукой его за руку держит, другой рукой ему письма пишет, третьей смски посылает, четвёртой – на всякий случай – кофе варит ему. Пятую руку ей друзья прислали в посылке, с красивой бирочкой «Помним, скорбим, умнице и красавице от семейства Аддамс» - так эту пятую руку она по окрестностям отправила вещи всякие ценные собирать, к подножию принца приносить и аккуратно складывать.
Так они и тусовались какое-то время. А потом принц зашевелился. В том смысле, что встал и вышел. Рыба речку взбаламутила, бурю подняла. Волки – которые сосны – быстренько друг друга в доски напилили, заборов друг из друга понастроили до жути много.
А девушка так на горке и поселилась. Каменные хлебцы оптом покупает - экономная. Вся округа её знает. Соседки хорошие – бабы-яги, кикиморы с большим жизненным опытом. Погоды стоят превосходные, колосятся урожаи отменные. И мирное небо над головой.


P.S. Между прочим, я жгу и поджигаю на основе коллективного опыта. Коллективного, я сказал! И если вы спросите меня, почём нынче каменные хлебцы, я сурово отвечу «неча на зеркало пенять». Так-то, товарищи.
Tags: сказки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments