midori_ko (midori_ko) wrote,
midori_ko
midori_ko

функция любви

В свой же собственный жж зашла. И сразу же вместо «мальчик прогуливал» читаю «мальчик погугливал». Преисполняюсь отвращением к мальчикам, погугливающим на сторону, щурюсь.. Не, всё не так. Мальчик прогугливал! Насквозь, старательно, тщась! Совершенно другой имидж сразу же у мальчика.
А дарили ли вам близкие люди туалетную бумагу на Новый, допустим, год? Так, вспомнилось. Два рулона туалетной бумаги. В пакетике. Или три? Запамятовала, тьфу проклятое вытеснение. Ещё придумалась Царь-Черепушка. И сказка про Мягкое Пампыдло. А то всё ондатры, бобры – реализм какой-то гадкий. Догоним и перегоним Африку, и выдерните мне вилку из розетки – я теперь работаю на солнечном свете.
Провела выходные на выгоне и выпасе. Это был выгон меня и выпас детей, потому что Сашка отлетела в Пекин, а я, ячий кизяк, осталась лелеять на выходных ейного Агафона, ейного лысого кота и свою меланхолию.
А она подкрадывается, она крадётся! Не меланхолия, отнюдь! Агапэ - глаза блестят, щёки трепешшут, вытаскивает из-за спины нечто:
- Скелет кукурузы!
Смотрю – и правда. Обгрызанием кукурузы достигается скелет кукурузы.
А вообще была взаимность. Зеркальность даже какая-то. Я влеку вомбатов на улицу – вомбаты влекут на улицу меня – улица влечёт меня и вомбатов в прохладную даль – вомбяты громят пол-Ново-Ленино – я громлю вомбатов, Ново-Ленино преломляется радужными гранями, бабки танцуют ламбаду, пьяницы чирикают, сидя на ветках, и кормятся хлебом из рук, мальчик с унизительной кличкой Барышня плачет, привалившись к каменной оградке, снег расходится водой, вода притворяется грязью, сердце прикидывается долгим и пустынным, как улица Пржевальского, ржавые горки, сломанные качели, лестницы, крыши никаких претензий не имеют..
Мартын в розовой куртке, нелепо и несимметрично взбрыкивая длинными лапками, настигает Гапона: - Агаша, ты скелет кукурузы!
Дети кукурузы за словом в карман не лезут: - А ты.. ты воровка свободы!
Они лазят по нулям. Серые огромные круглые штуки, нули на окраине, если крикнуть «раз-два-три, ёлочка, гори!», то полетишь, полетишь с одного на другой, с другого на третий, а потом «раз, два, три, кукушка, лети!» и на землю. «Я твоя земля», - говорит земля. И пока не вырастешь, не узнаешь, правду она говорила или соврала, чтоб ты не боялась.
- Мне нужна подпора! Попора! – Агафон скачет по единицам. Деревянные колья разноуровневых единиц вбиты в пустынных этих местах сто лет назад. – Попору мне, попору! – Мартын подбегает, Агафон с единичных высот опирается ладошкой на её макушку. Так и идут. Одна по единицам, другая по земле. Держась ладошкой за макушку.
О, висит. На верхушке самой древней, высоченной покосившейся единицы повисло нечто, напоминающее тючок. Ногами дрыжжет, однако не падает. Падать опасается пока.
- Это мне, девчонки, всё больше напоминает масленицу. Когда на столб карабкаются, а наверху висит подарочек. Кто залезет, возьмёт его себе.
Мартын исследовательски тычет тючок:
- А.. это подарок. А, а! Подарок боится! Эй ты, подарочек!
Подарочек взвивается как выхрь:
- Не найдёте! Я уйду! Не дамся меня найти!
Полчаса подарочки прячутся в нулях и единицах, объясняя друг другу:
- Теперь мы не торчим. У, у! Хулиганы нас сорвать хотели раньше срока.
На скамейке без курьих ножек, насмерть вросшей в землю, я, со своей куриной слепотой, куриным почерком, со своим куриным сердцем, собачьим сердцем, сердцем Ангела и пятью сердцами дождевого червяка (и все не в унисон), фрейдистски ухмыляясь про «сорвать раньше срока», записываю, что они говорят. Если это ещё называется «я». Я – функция памяти, функция речи. Я функция любви.
Tags: вомбаты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments