midori_ko (midori_ko) wrote,
midori_ko
midori_ko

Заяц Паполдник. Продолжение.


РЫБА ХОЧЕТ БЫТЬ ТРИСТАНОМ

Ждать пришлось долго. Заяц всё проверял, проверял сачок, гамак и занавески. А они были пустые, пустые и снова пустые. Но потом пришла буря. Ветер всё перекрутил, перешвырял, зато принёс подарки.
Заяц проснулся на рассвете. По подоконнику стучал дождь. За окном было светло, но свет был почему-то морского, бирюзового оттенка. Заяц надел калоши, вышел полюбопытствовать - и увидел, что принесла буря.
Икринки были размером с яблоко. Прозрачные, с огоньками внутри. Четыре штуки.
Через неделю у зайца над огородом паслось четыре воздушных рыбы.
Сначала они были не совсем рыбы. Походили на летающие куски полупрозрачного тополиного пуха. И то слегка. На солнце их было хорошо видно. Рыбы в детстве любили солнце. Когда оно заходило за облако, рыбы плакали, а заяц их утешал. Приносил домой, включал лампу. Рыбы медленно плавали под потолком вокруг лампы. Паполдник смотрел на них, и ему казалось, что они – карусель, а он – нянечка.
Имён у рыб пока не было. Лица тоже появлялись медленно, заяц с трудом отличал одну от другой. В хорошую погоду гулял с ними возле дома. Далеко не ходил, боялся, что устанут или потеряются.
Даже к эху перестал ходить по воскресеньям. Эхо взволновалось, прибежало. Посидели на скамейке, спели рыбам колыбельную. Голос у эха теперь был – в доме стёклышки дрожали.
- Ты захаживай, - неловко сказал заяц. – Я бы и сам, да вот видишь – выращиваю.
Рыбы тыкались ему в бок, в шею и лапы. По вечерам им хотелось обниматься.
Росли рыбы быстро. Даже слишком быстро. Однажды зайца с питомцами навестил бассет Рыдван. Шёл дождь, а рыбы в дождь совсем прозрачны. Рыдван медленно и серьёзно заходил в гости, преодолевая калитку, и зашёл уже на три четверти, как вдруг его левое ухо приподняла неведомая сила. И правое тоже приподняла. Рыдвану стало щёкотно. Он бы ни за что не уронил продолговатого лица – но есть вещи, которые нельзя стерпеть. Пёс сел и попытался привести уши в исходное положение с помощью задней ноги. К сожалению, задняя нога была ещё за калиткой, а уши уже во дворе.
Рыбы тем временем изучали уши. Уши нравились. Одна из них немедленно отрастила себе такие же. Ей хотелось красоты. Она понимала красоту именно так.
Что было дальше, не совсем понятно. Заяц потом говорил, что рыбы в тот день играли в дельфинов-спасателей. Когда плаваешь над землёй, кажется, что все остальные утонули. Бывает, и заиграешься. Рыбы защекотали Рыдвана, закрутились вокруг него, подхватили – и спасли. Так удачно спасли, что Паполдник вышел на шум и увидел странное.
Пёс сидел в листве под дождичком на гавайском гамаке. Ему было не очень уютно в вышине. «Спасён, спасён!» - выписывали вокруг него кренделя весёлые дельфины. Они же поддерживали зайца, когда тот помогал Рыдвану спускаться по лестнице. Выглянуло солнце. Паполдник повернул голову и оказался лицом к лицу с геройской рыбой. У рыбы были уши. Уши произвели сильное впечатление – заяц упал бы с лестницы, однако спасли. Совсем разыгрались рыбы – спасали всё, что движется.
- Что ж, - сказал пёс Паполднику, когда пришёл в себя. - Когда охотишься на интересные вещи, на тебя тоже кто-то охотится. Даже приятно.
- Они не охотились, - объяснял заяц. – Они спасали. Я бы, знаешь, с ними в разведку пошёл.

Вскоре заяц заметил, что рыба с ушами стала задумываться. Паслась отдельно, меньше играла. Тосковала, что ли. Или хотела чего-то, а чего – непонятно. Утром, в белом тумане, сидела на крыльце, пока остальные скакали в верхушках деревьев. Заяц сел рядом, погладил по ушам. Посмотрел на рыбу внимательно. И вдруг понял: рыба хочет быть Тристаном.
- Что ж это я? Всё «рыбы» да «рыбы». «Эй вы, рыбы», «Ну-ка, рыбы», «Ах вы рыбы этакие»! А вы выросли. Будь Тристаном, миленький, всем на радость и удивление. И остальным объясни как-нибудь.. Если они тоже захотят быть Тристанами.. Но, надеюсь, не Тристанами! Прости, это не к тому, что плохо быть Тристаном. Говорю, незачем это - четыре Тристана. Тьфу, запутался я с вами, Тристанами, то есть с вами, рыбами. В общем, так и передай - пусть будут кем хотят!
Рыба зажевала воздух. Схватила кусок тумана и медленно, пасясь, стала объедать его. Это она так радовалась.


В доме туман. На улице туман. Девочка рисует лестницу по имени Лесница и солнце по имени Слонце. А я разматываю клубок. Как у зайца, только в нём не дороги, а истории. Хотя, наверное, это тот же клубок. Хорошая история – тоже дорога. Я выбрала самую пушистую, и вот тяну и тяну эту заячью нитку. И она не кончается.
Tags: сказки про зайца
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments