midori_ko (midori_ko) wrote,
midori_ko
midori_ko

участь Лжегеннадьевны

Одиннадцатый час вечера. Коммуна всей кустурицей сидит в машине где-то высоко над станцией Большой Луг. Второй Подросток с нечеловеческой силой актёрской одарённости изображает дохлое животное. Первый Подросток пытается его воскресить, разоблачая:
- Очнись, сурикат! Я знаю, ты жив!
- Скажи пароль - тогда очнусь.
- Морковка? Крокодайл? Антарктида?
- Пароль неверный. А правильный пароль, - злобно дохлый сурикат отвечает, - "проснись, опоссум!"
- Что это значит, сурикат? Ты что, опоссум?
- А на что ж я вам уже пятнадцать минут намекаю? Какой я вам сурикат?

На переднем сиденье сидит превосходная Сашка. Она сильно беременна и, видимо, не очень высоко оценивает нашу стремительность и общий перспективняк. В багажнике сидит Хьюша. Сегодня он много бегал и мало ел, а хотелось бы наоборот. Рядом с Хьюшей лежит мой синий рюкзак. В нём что-то попискивает. Упс. Это ж мой телефон.

Количество звонков и смсок, пропущенных в связи с быстротекущей жизнью, шокирует. Я вижу, что мне звонил родственник из псевдокоммуналки, и перезваниваю туда. Но там занято, потому что родственник уже позвонил на другой коммунарский телефон, чтобы донести до меня правду по громкой связи. Первая же фраза поражает меня куда качественней, чем молния вкупе с финским ножом: - Где она, тут к ней ученики пришли. Ждут у подъезда.

Ничего страшнее этой фразы я в жизни не слыхивала. Мозг, как бешеная белка, мечется по стенам черепной коробки: кому и в связи с чем я могла назначить учебное занятие какого там числа... эээ.. четырнадцатого июня? В десять вечера? В воскресенье? И забыть об этом? Как такое могло случиться? Я сижу в сорока километрах от города - в машине, в наступающей темноте, под кустом божественной сирени - и не понимаю, что происходит.

Родственник продолжает говорить с предположительно мной по громкой связи и с ожидающими меня учениками у подъезда одновременно. Я наконец догадываюсь вглядеться в пропущенные звонки и перезвонить куда надо. Теперь мы все разговариваем по кругу. Хьюша чувствует, что момента лучше не отыщешь, и начинает дико выть. Подростки ржут. Я ничего не слышу. Трое прекрасных людей стоят у моего подъезда. Все экзамены давно кончились, и апелляции давно кончились, и вообще всё уже напрочь кончилось, но они хотят сказать мне что-то важное. Я вспоминаю их баллы за ЕГЭ и понимаю, что наиболее точно этим баллам соответствует удар в челюсть. Пытаюсь отправить их домой (ясно дело, всякому хочется избежать удара в челюсть). Они отказываются. Ждать Вас по ночам - это то, что надо, - говорят они, явно намеренные продолжить квест. Мы жмём на газ и летим как птицы.

Они приходят в полночь. Мальчик-боксёр в тельняшке.. невероятно хорош - и невероятно хороший. Девочка-гимнастка - чёрные глаза, чёрные кудри потрясающей красоты, стиль и очарование. И мальчик-герой в кожаной куртке, сдавший это распрекрасное ЕГЭ назло и вопреки и ценой бог знает чего. И мы обнимаемся все вчетвером на лестничной клетке на прощание и говорим друг другу спасибо. Это лучший способ встретить полночь: прощаться, обнимать, благодарить. В общем, теперь у меня есть одиннадцать внезапных роз любимого цвета и огромности. И бутылка французского вина, которая сильно настораживает. Неужели во время наших занятий на моём лице читалось такое явственное желание напиться?
Tags: в порядке общего горестного безумия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments