midori_ko (midori_ko) wrote,
midori_ko
midori_ko

*



На одной полке головного мозга стоят у меня "Норвежский лес" Мураками и "Островитяне" Лескова. В остальном полка пуста: ничего подобного этому для меня не существует. Как ни странно, и та и другая книга кажутся мне историями про разветвление, альтернативные истории одного человека и противоречивые желания - настолько противоречивые, что не могут уместиться в одном персонаже, хотя по природе своей это разные желания одной и той же души, которые разрывают её на две части, претерпевающие свои дальнейшие судьбы уже по отдельности.

С Мидори и Наоко всё ясно. Живущее хочет жить, оживляет всё вокруг, поёт, смеётся, лазит на деревья, и усиливается, и прибывает, как вода в половодье. Уже погибшее завершает внешний процесс, молчит, замыкается, отворачивается, уходит медленно, но без остановок - даже тогда уходит, когда кажется, что возвращается. В центре Мидори - островок одинокого страдания, но сверх этого - её выбор, её желание жить и чувство жизни. В центре Наоко - любовь, но свыше этого - её выбор, её отказ.

Что бы ни происходило в сюжете, это одна душа. Она выбирает и то и другое: одновременно по максимуму живёт, контактирует, радуется и сияет - и в то же самое время уходит в затворничество, гаснет, разрывает связи. Она одновременно может пережить страдание и не может его пережить. Это две разных судьбы, прожить их в пределах одного человека - это не невозможно, но нелинейно. В рамках рассказывания это будут разные истории разных людей. Слишком много для одного. Несовместимо, как нельзя одновременно идти по двум дорогам в противоположных направлениях. И всё-таки они - одно. Неединая одна. Две стороны любви - действующая и недееспособная.

Мидори и Наоко - это идеальный инь-ян, противопоставление и проникновение. Выбор каждой из них одновременно является отвергнутым эпицентром другой. Куда сложнее с Идой и Маничкой Норк.

Ида всегда пугала меня. Самым страшным вариантом развития мне казалось стать ею. Я думала и мучилась - сознательно она ошиблась или не понимала, куда движется, пока однажды не посмотрела в зеркало и не сделала другую причёску - эти локоны, которые окончательно разлучили её с самой собой. Или окончательно сделали собой. Снова то и другое. Но однажды я и сама посмотрела в зеркало и поняла, что стала Идой. Мой ужас перед её выбором был опережающим пониманием. Быть ею нестрашно. Это даже уютно, это даже не грустно - стать человеком-функцией из соображений любви. Работа состоит из любви и является способом саму себя и жизнь свою составить из любви - не то вопреки, не то благодаря тому, что выглядит простой, пустой и трудной. О чём она думала. О долге? О пределах бессилия? Или о той жизни, которую никогда не проживёт? Просто испытывала настолько сильную жалость и нежность, что они всё пересиливали? Она время от времени говорит, что думает, но всё равно производит впечатление неискренней и скрытной - просто потому, что никто вокруг не слышит, что она говорит о себе. Чем сильнее нужен человек-функция, чем необходимее, тем меньше он интересует как человек.

Вначале кажется, что они с Маничкой совсем разные. Хладнокровная и чувствительная, ироничная и трогательная, рассудительная и безрассудная. Девочка, погрязшая в иллюзиях, и её сестра-реалистка, искусственно приземлившая себе, принудившая себя ограничиться, чтобы никогда не перестать видеть правду. Но в итоге ничего ведь не понятно, кроме того, что они ушли в разные стороны, одна получила одиночество и макро-мир путешествий и слов, а другая - одиночество и микро-мир, воспитание чужих детей, бесконечный труд. Обе получили служение - и ничего кроме. Маничка тоже стала Идой, но другой. Я даже не знаю, был ли у них выбор, но сердцевина была одинаковая - обе хотели пожертвовать собой ради того, что считали самым важным - и две на первый взгляд совершенно разных ценности в итоге оказались одной и той же. Обеим удалось. Их пути не противоречат. Это одна душа, идущая двумя параллельными путями к одной цели.

Лесков даже круче Мураками (хотя на самом деле, конечно, нет). Он сложнее. Что ж, оба они всё равно вдвоём и только вдвоём стоят на этой полке моего мозга. Никто, кроме них, не говорил со мной о том, как это - жить две жизни, делать два выбора, держать две стороны, расщепляться, уже не узнавать саму себя, но продолжать, гнуть свою линию.. заходить всё дальше - в две разные стороны.

P.S. На всякий случай: я просто таким образом, таким способом думаю. Соглашаюсь заранее с любыми иными интерпретациями и мериться ими не собираюсь.
Tags: думаю, читая
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment