midori_ko (midori_ko) wrote,
midori_ko
midori_ko

Сто провальных идей нашего лета: мышь Дашенька


Начался дачный сезон. Команда коммунаров, давно спевшаяся в прямом и переносном смысле, сидела у печки, слегка постукивая зубами и медленно согреваясь. Тут же лежала бдительная собака-самурай. Раздался топот. По полу шла мышь. Мышь была крупной, уверенной. Половица гнулась под её командорскими шагами. Грызун вышел из-за печки и смерил взглядом собаку, прикидывая, силён ли самурай как противник. "Слабоват, - озарилось пониманием лицо мыши. - Я его одной левой". Затем мышь развернулась и отступила в боевом порядке - демонстративно медленно, никуда не спеша, потрясая мехами. Она даже не снизошла до бега. Мышь явно была хороша как cтратег и тактик, да и вообще у неё всё было в порядке. Но мы ошибочно решили, что она испугалась и собирает вещички. Что ж, думали мы, пора и честь знать. Ты хорошо прожила эту зиму, мышь, об этом свидетельствуют съеденные тобой полотенца. Они были калорийны, теперь скажи нам спасибо - и закономерное до свиданья. Мы были готовы попрощаться с мышью с нежностью, но без грусти.

Стемнело. Коммунарки легли спать. У печки остался только Саша. Ночь подошла к дому, смотрела внутрь, подмигивала звёздами. Печка грела и потрескивала, до утра было ещё далеко. Тут Саша почувствовал, что кто-то на него смотрит пристальным и недобрым взглядом. На буфете сидела мышь. Она только что добыла полукилограммовый кусок сыра (между прочим, накануне любовно выбранный мною в магазине!) и филигранно выгрызала на нём слово "Убирайтесь". Саша долго смотрел на мышь, восхищаясь силой её духа. Потом приподнялся. Мышь неохотно спрыгнула за буфет, но понятно было, что она вернётся.

- Я не люблю мышь, - доверительно признавалась Сашка, считая потери. - Настины конфеты - два кг. С фантиками! Неприкосновенная заначка - пять кг! Причём в наглухо запертой кастрюле! Но это нормально, это же за всю зиму. А кто усыпал всё шелухой от семечек? И я ещё не понимаю: почему она выходит по ночам?
- Хочет общения.
- Где её здравый смысл? Она камикадзе? В доме собака, кошка и шесть человек, и она хочет общения!

Так мы столкнулись с необходимостью дать животному имя. Мышь оказалась Дашенька (уменьшительно-ласкательное от Ударная Установка). Она выгрызала инвективы на макаронах, пересекала кухню по диагонали под носом у собаки, оставляла следы протестного метаболизма в самых неожиданных местах и всячески давала понять, кто в тайге хозяин. Мы, с одной стороны, ценили благородную отвагу, но с другой - у нас были планы, грозившие мыши полным исчезновением. Мы были намерены завезти в дом кошку. Она давно мечтала и, в общем, заслужила. Именно в этом доме кошка Харуки и родилась, тут она выросла и каждое лето дозором обходит владенья свои. Она почётная кошка-мизантроп с повадками манула, и с навыками прекращения наглой мыши у неё всё прекрасно. Допустим, эта мышь нам не чужая. Она, допустим, Дашенька. Но это же не повод лишать кошку Харуки летнего отдыха? И мы завезли её в Таёжный. Кошка немедленно рекордно распушилась и пошла дерзко трясти руном и владеть территорией.

В первый день мышь шуршала нецензурное. Во второй было состязание по ночному бегу, окончившееся честной ничьей. На третий день кошка, как загипнотизированная, сидела возле буфета и водила головой туда-сюда, а мышь гуляла из-под буфета под тумбочку и обратно так, чтобы кошка никак не могла её достать. У мыши был моцион - у кошки бессилие, у мыши променад - у кошки трагедия. А потом нам пришлось ненадолго уехать, оставив их наедине. Было страшно, причём двояко. С одной стороны, было жаль терять мышь Дашеньку. С другой, мы боялись, что мышь разведёт дедовщину и кошка этого не вынесет. Мы уезжали в страхе и вернулись в гнетущих предчувствиях.

Кошка-мизантроп, кошка - угрюмый человеконенавистник встретила наше возвращение с такой радостью, что мы содрогнулись. Животное кричало ура и в воздух чепчики бросало. Жизнь с мышью была тяжела для неё.

Мышь не показывалась день, второй.. Я опечалилась, но приняла её отсутствие как факт. Пусть победил сильнейший. Прощай, Дашенька. Мои полотенца - твои полотенца, мой сыр - твой сыр.. Хорошо, что ты съехала.

На следующую ночь я осталась в доме одна и, поставив верный колун поближе к изголовью, забылась сном, но среди ночи проснулась от странных звуков. Любой человек, павший (точнее, падавший) жертвой массовой культуры, проснувшись в одиночестве ночью в лесу, первым делом вспоминает какие-нибудь "Секретные материалы" или детектив поужаснее. С колуном наперевес я вышла навстречу паранормальным явлениям и преступности..

- Я свободен, словно птица в небесах! - хриплым басом пела мышь Дашенька с вершины старинного буфета. - Я свободен, я забыл, что значит страх! - голосила она где-то там, между ликёром "Калуа" и пачкой хрустящих хлебцев (Сашка нарочно оставила их там, в мышенедоступности). Мышь не съехала - она рвала зубами хлебец, пела и хохотала. Харуки сидела на стуле и смотрела ввысь. В её глазах тоска смешалась с восхищением. Технических возможностей встречи с Дашенькой кошка не видела. Полёт мыши был недосягаемо высок.

Летние дни шли. Мы уезжали и приезжали, привозили и увозили подростков, кошек и собак. Мышь стала неотъемлемой частью нашего быта. Сашка, подозреваю, вообще дрогнула и стала её подкармливать, хотя она и отрицает. Надеялась, наверное, откормить до размеров кота, чтоб хоть зрелище было отрадным. Я перестала хвататься за колун и овладела искусством диалога. Мышь согласилась прекращать ночной полёт по команде "изыди". Перемирие с живой природой было достигнуто. И тут мы неожиданно для себя вышли на следующий виток.

Приехав с подростками в лес, мы, обгоняя друг друга, первым делом кинулись в туалет. Но как мы в него кинулись, так тут же кинулись из него, потому что там было гнездо. Отважная, чтобы не сказать безмозглая птица с оранжевой грудью решила, что лучшее место для материнства - именно там, и засела в строении наших мечтаний на неопределённый срок, прочирикав нам традиционное "убирайтесь". Что ж, мы убрались, выговорив право подсматривать в щёлочку за сакральным. Так мы снова столкнулись дать с необходимостью дать животному имя. Вскоре пришлось задуматься об именах ещё пятерых лысеньких, слабо пушистых новеньких существ, возникших в гнезде, возникшем в туалете, о посещении которого нам пока оставалось только мечтать. Коммуна прирастала тофслами и вифслами, мышь Дашенька здоровалась басом, Харуки вопреки природной суровости лезла на ручки и просила защитить её от приставаний мыши, подростки требовали читать им вслух "В дебрях севера", июль всё не кончался и не кончался.

Tags: комические куплеты, сто провальных
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments