midori_ko (midori_ko) wrote,
midori_ko
midori_ko

Сто провальных идей нашего лета: Потому что нельзя, или Салон красоты "Гоблинская задница"

- Страданьями душа совершенствуется! - вещала я, вращая ручку старинной мясорубки. - Красота спасёт мир! - вращала я, вещая. Из мясорубки сползал плохо порубленный подорожник. Я творила жмых.

Когда подросток уехал в Японию, пару дней мне было одиноко. От избытка досуга я стала нервной, но тут тяга к красоте, соединившись с отсутствием денег, преобразила мою жизнь в корне. В неё вошёл жмых.

Видимо, многолетняя любовь к профессору зельеварения наконец распространилась на его предмет. Жмых стал моим секретным ингредиентом. Я молола, месила, отжимала, перемешивала, замораживала и разбавляла, а потом накладывала полученный состав на лицо и другие части тела. Части реагировали положительно, хотя сейчас я догадываюсь, что, возможно, меня делал красивой избыточный досуг (см. выше). Но мне, конечно, верилось, что всё дело в нём - моей отраде, моей совершенно бесплатной, идеально натуральной, нереально зелёной прелести. "Крем де ла Мер" нервно курил в уголке. Не знаю точно, где находился этот уголок, я же сидела в домике среди леса и наслаждалась жизнью, полной жмыха. В зеркале отражалась красотка. По вечерам ей было около восемнадцати, а по утрам я просто не просыпалась.

- Ты само совершенство, ты само совершенство! - мычала я, раскручивая недееспособную мясорубку. Это была песня нежности. Жмых её заслужил.

Идиллию завершила феерия и сопутствующая ей эйфория. Первый подросток приехал из Японии, второй - из города, Дашка прилетела из Питера, Сашка нагрянула из Иркутска. Единение было бурным.

- Хорошего должно быть много, девочки, - сразу пообещала я, - и это будет жмых. Красота, девочки, спасёт мир. И это будет наша красота. Сейчас вы ляжете на диван, как лист перед травой, и я наложу на ваши усталые лица вот эту субстанцию. Не благодарите.
Благодарить никто не стал. Подростки так быстро покинули помещение, что я сначала даже не поняла, что произошло. Вот я щедро дарую жмых - а вот они уже исчезли. Наверное, досадная случайность, - решила я. То есть решила бы, если бы не выражение "только не бросай меня в терновый жмых", буквально за пару дней вошедшее в пословицу, в поговорку, в анналы и, наконец, в привычку у всех окружающих меня людей.

Что ж. Надо было признать реальность. Целевая аудитория не была готова к своему счастью. Жмых явно нуждался в пиаре.

- Что нас не убивает, то нас делает сильней! Всё, что нас не убивает, то нас делает сильней! - пела я, вращая ручку мясорубки и готовясь проповедовать жмых.
- Спробуй заячий помёт? - глумливо переспрашивали подростки. - Он ядрёный? Он проймёт?
- Давно ли цвёл зелёный жмых, ых, шелестел листвой? - намекала я на свежесть продукта с небольшой помощью Бёрнса. - Любовь моя, жмых зелёный! Зелёного жмыха всплески! - взывала я к чувствам целевой аудитории с небольшой помощью Лорки.
- Весь покрытый зеленью, абсолютно весь, остров невезения в океане есть... - напевали подростки, скрываясь за горизонтом. Они хотели красоты, но отвергали единственно доступный путь к ней. Барьер был непреодолим.

Тут я увидела молодую мать. Младенец висел на ней со всех сторон сразу, утрамбовывая любимый фрагмент реальности с типичным младенческим энтузиазмом.
- Вот молодая мать! - стратегически подумала я. - Она ослабела. Сейчас она оценит жмых.
- Сашка... - вкрадчиво сказала я. - Я смотрю, ты молодая мать.
- Да! Молодая! - с вызовом ответила Сашка, затем, немного подумав, добавила: "Мать...", а потом, помолчав, подытожила: "Перемать".
- Мне почему-то кажется, что ты не отказалась бы сходить в салон красоты, - ещё более вкрадчиво сказала я и занесла над ней жмых. Она вздрогнула и попыталась отвести мою руку, но брешь в обороне уже была пробита.
- Добро пожаловать в наш салон! - бодро затараторила я. - Обслуживание высочайшего уровня, косметика класса люкс, полный релакс. Вы зарыдаете от нашей клиентоориентированности, а ваш младенец уползёт во двор и сядет там в таз под присмотром двух квалифицированных нянь (от вас, подростки, не убудет).
Когда Сашка услышала, что младенцу обеспечат таз, она на миг расслабилась, но тут же насторожилась обратно:
- А как называется ваш салон красоты? Что-то раньше я о нём ничего не слышала.
Вот тут в моей памяти, обычно безупречно точной в деталях, зияет пробел. Я ничем не могу объяснить тот факт, что приветливо ответила ей:
- Вы не могли о нас не слышать. Салон красоты "Гоблинская задница": у нас работают профессионалы!
И Сашка сдалась. Поняла своё счастье. А может, дополнительно ослабела.

Я возложила на поверхность Сашки косметику класса жмых. Всё предшествующее было лишь затянувшимся предисловием к этой минуте.

Пятнадцать минут спустя передо мной был совершенно другой человек. Широкими расслабленными движениями хорошо отдохнувшей красивой женщины она пыталась смыть с лица, сияющего блаженной улыбкой, намертво приставший жмых. "Потому что нельзя... Потому что нельзя... Потому что нельзя быть на свете красивой такой!" - констатировала я на заднем плане, покачиваясь из стороны в сторону.

- Ты будешь мстить? - спросила я Сашку, когда жмых был оттёрт. Я не боялась правды, я хотела использовать её в своих интересах, совместив крестовый поход отмщения за жмых с пропагандой жмыха. - Ты жаждешь мести?

Она жаждала. Но тут я упомянула о сестринской солидарности и о Сашкиной красоте, которая всегда была ей присуща, но небывало процвела под влиянием жмыха. Слово за слово, и мы решили, что будем мстить за жмых вместе, причём а) жмыхом и б) подросткам.

- Добро пожаловать в "Гоблинскую задницу"! - сказали мы, занося жмых над Агатой. - Это будет полный релакс!
Агата жаловалась, что жмых затекает в уши, а потом пошла его смывать и неожиданно для себя стала бить челом, но не нам с Сашкой, а об умывальник. "Бдыщ..." - тонкий, но гулкий звон ещё долго висел в воздухе, как будто два умывальника столкнулись на скорости и только тонкий слой жмыха разделял их в момент столкновения. Мы недолго задавались вопросом, почему Агата покарала себя об умывальник. "Потому что нельзя... Потому что нельзя... Потому что нельзя быть на свете красивой такой".

- Агата, ты жаждешь мести? - спросили мы с Сашкой, когда звон стих. Она жаждала.
- Отведай силушки богатырской! - сказали мы Марте, занося над ней жмых. - Ой, нет, что-то не то... Отведай сбитня? Не, сбитень в Пскове, а у нас тут жмых процветает.

Марта приняла релакс с достоинством и лица не потеряла, точнее, мы не заметили, потеряла или нет, потому что на нём был жмых. Персонал "Гоблинской задницы" очень старался - мстил, как-никак.

А вот что было неожиданно, так это то, что Марта, как только смыла жмых, сколотила партию мстителей. Закатное солнце осветило драму: Марта, Сашка и Агата загнали меня в угол и занесли надо мной тройную порцию жмыха.
- От красоты не уйдёшь! Добро пожаловать в "Гоблинскую задницу"!
Не в добрый час ввела я в нашем салоне практику музыкального сопровождения. Мстители сообщили, что у них практически нет общего репертуара, но похоронный марш как-нибудь напоют, ведь главное - чтобы от души... Жмых затекал в уши, но подростки не сдавались и обещали мне полный релакс.

Спустя пятнадцать минут я смотрела в зеркало на осыпающуюся красоту. Прощальный жмых падал к моим ногам, и в его еле слышном шелесте звучала мелодия:
- Потому что нельзя... Потому что нельзя... Потому что нельзя быть на свете годзиллой такой!

- Кстати, Катька! Ты мне столько писала про жмых, - через несколько дней сказала Дашка. - И что? И где?
Она и не подозревала, что я рассказала ей далеко не всё, что в холодильнике притаилась небольшая, чудом сохранившаяся порция жмыха и что в салоне красоты "Гоблинская задница" по-прежнему работали профессионалы.
Tags: сто провальных
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments