midori_ko (midori_ko) wrote,
midori_ko
midori_ko

Category:

Опавшие листья у изголовья (3)


*
Маршрутка. Люди сидят и стоят вплотную. Где-то в районе моего левого уха две девушки вполголоса говорят о планах на выходные:
- Ты с бардом поедешь?
- Да. Без барда какой смысл? Своего нет - займу у подруги!
Какая, думаю, опаснейшая (и весьма коварная) секта, а? Кошусь на девушек, продолжающих диалог. Пару реплик спустя понимаю: на самом деле они говорили «борд». Не такие уж опаснейшие. Совсем не коварные, спортивные девицы.

*
Пытались посмотреть «Мерлина». Не смогли. Герои всё время лажаются, и насладиться сериалом нам не даёт психическое отклонение, в коммунарских кругах известное под именем позорофобии. Марта подводит итог в рифму: «Пять сезонов про долбонов».

*
Придумали, как монетизировать коммунарские спевки, когда целую ночь пели про коня в Ангасолке. Нужно просто прийти к владельцу гостиницы и петь «Скидка! Только скидка нас заткнёт», пока скидка не заткнёт нас.

*
Идём по зимней дороге, причём не в одиночестве. Настю тащит за собой, как целая упряжка самоедов, маленькая собачка Соня в форме колбасоида. Неизвестные нам люди смотрят на нас критически и обгоняют с таким диалогом:
- Ты глянь, какая тут житница.
- Житница, не спорю. Но ведь и здравница!
- Жаль, кота своего не взял.
- На поводке.
- Да... Он бы меня тащил...
Чудом воздержалась от коммуникации, спровоцированной восхищением.

*
Придумали идеальную песню. Планируем исполнить её Дашке, она очень нервно реагирует на её прототип. Рецепт - смешать, но не взбалтывать. Берутся «Лыжи», которые у печки стоят, и любые строчки в произвольном порядке меняются на «Это фиаско, братан!»
Получается в любом случае очень осмысленно. Мы проверили, пока вели Агашу домой по ночным задворкам. Люди шарахались - это успех.

*
Играли в «ёкарный бабай» - фирменную коммунарскую игру, развивающую ассоциативное мышление. Свободный обмен ассоциациями на скорость. В результате получили два прекраснейших единства:
- Влюбчивая ворона...
- С зубами!
И почтальон Печкин... всегда звонит дважды.

*
Домик в лесу. Дубак - неотъемлемая часть происходящего. Я пытаюсь прожечь нашу капризную печку, потому что ночь впереди, и либо мы протопим, либо крякнем, выбор не очень разнообразен. Попутно я безумствую, потому что выходной, дубак, свобода:
- Ты сидишь в дубаре, словно маленький зюскинд, но лежать в дубаре - это тоже отстой. Я топлю тебе печь, потому.... ээээ... потому что я русский!
- Ты русский - язык?
- А сейчас я буду петь о том, как доширак запорошит мой дом...
- Есенин? Изыди!
- Молчу!
- Всё? Есенин изыл? Изышел? Или что он там - изушёл, извышел? Изубёг?

*
Обзавелась мини-садом и мини-огородом. Пафосно называла его «Висячие сады Семирамиды», но однажды утром проснулась с инсталлированной в мозг мыслью: огород неэтичен, если огородник не вступает в личные отношения с каждым растением персонально. Чтобы мой огород был этичен, придётся дать имя каждой луковице. Пошла лёгким путём, в порядке произрастания дав им имена Эх, Лук, Лучок, Золотая, Луковица... Одну особь внезапно - не вписывается в ряд - назвала Горацио. Марта глумится: «Будешь каждое утро говорить: привет, Горацио, мой друг, как ты проводишь свой досуг?» Поняла, что личные отношения с каждым растением для меня непосильны, и хотела завязать с огородом, но неожиданно для себя самой обзавелась базиликом, петрушкой кучерявою, б/у орхидеей, таинственными алыми астрами и напоследок, прямо сегодня, Кёкенхофом в виде четырёх луковиц цветущего нарцисса и пятой миниатюрной луковицы-отростка. Орхидею назвала Акаме. Розу зовут Розалия Петровна. С Кёкенхофом придётся много думать, потому что я не понимаю, сколько их там личностей. У Сашки же расцвёл её собственный Кёкенхоф - массив тюльпанов, купленных в реальном Кёкенхофе. Так мы реализовались в садоводстве (фууу, успела написать, что мы реализовались, пока ничего не вымерло - ни Лук! Ни Лучок! Ни Золотая! Ни Луковица! Ни Акаме, ни Розалия Петровна).

*
Сделала свой первый ленд-арт-объект - Зеркало Льда. Морозила всю ночь, где-то в полночь подпихнув под объект палочки для еды. Утром вынесла на улицу Зеркало, табуретку и большую кружку чая с малиной. Повесила объект на сирень, села на табуретку. Пила дымящийся чай и смотрела, как оно крутится на ветру. Моё зеркало правильно отвечает на правильный вопрос - что на свете всех милее, всех румяней и белее. Сколько в него ни заглядывай, оно всегда показывает только красоту. Весь лёд мира, весь мир, всё и ничего. Оно не отражает.
Потом мы гуляли с Зеркалом Льда, с зеркалом мира на весу, и ветер крутил его по и против часовой. Мы оставили его на Плоском Камне, чтобы оно растаяло и вода пошла бы в круговорот, унеся с собой моё намерение - защитить наш малый мир. Пусть туда не прокладывают дороги и не асфальтируют их. Пусть чужаки не приходят. Пусть я проживу там целый год - не знаю когда, когда получится, может быть, когда я стану старой - и напишу об этом книгу.

*
- Ты случайно не можешь подсказать рифму к слову «никогда»?
- Зачем тебе?
- Переделываю песню «Солнца не будет, жди не жди», чтобы она была про апокалипсис. Вот кстати да! «Солнца не будет никогда, пеплом укрыты города...»
- Бульк! Я только что подавилась чаем.
- Что? Что тебя так впечатлило?

*
Режу лук (а также Лучок и Золотую). Горжусь экономной собой и бесплатностью зелёного лука:
- Я мать-молодчинушка! Вырастила буищe колосистое!
...Натыкаюсь на непонимающий взгляд Марты. Она пытается осмыслить то, что услышала: неужели я только что, отчётливо артикулируя, сказала, что вырастила её... но в какой-то странной формулировке...

*
- Ой блины мои блины, ой блиночки мои!
- Какая слаженность!
- Да! У нас ансамбль.
- Почему такой акцент на «бль»?
- Про блины же поём!
...На любой вопрос найдут ответ, а?

*
- Где мы?
- Двенадцатый километр объездной. Налево. Направо. И в лес. У нас адрес сейчас как у Питера Пэна - второй поворот направо и до самого рассвета.

*
- Ну что, Сашка? Завтра лыжи?
- Радость споооортааа, - негромко запевает Сашка, - что ты вьёшься...
- Над моеееею головой, - подхватываем мы.
- Ты добычи не дождёшься, радость спорта, я не твой! - хор крепнет, стёкла машины дрожат, ночные огни расплываются.
Tags: жизнь, у изголовья
Subscribe

  • Опавшие листья у изголовья (21)

    * Нашла на Пинтересте стадии расцветания пиона: первые две – «этап мраморного шарика» и «этап маршмеллоу». * Пришла рассылка к 9 мая, но слово…

  • Опавшие листья у изголовья (20)

    * Насадила петрушку. Неизобретательно назвала Петруччо. Пока режим анчара не включился, мы с Петруччо очень довольны друг другом. * В маршрутке…

  • Опавшие листья у изголовья (19)

    * Рассказываю Дашке об успехах психотерапии: - Представь, приезжаешь ты в Иркутск, а тут я - гармоничная, психически здоровая! Дашка успокаивает: -…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments