Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

ангел-наблюдатель

глаголы повелительного наклонения

*
- Мы что, проехали остановку?
- Да. Я же говорила - выходим!
Что ж, я кукушка, сын степей. Имею право. То есть нет. Почему это я сын степей? Царь зверей! Царь зверей, я хотела сказать!
- Ты не можешь быть царём зверей. Царь - это Сашенька. Мы давно распределились. Она - царь, я - народный умелец, Агата - Ванга.
- А зверей?
- Глагол повелительного наклонения.

*

Моя душа поёт, и я пою песню:
- Ой, сэнсей-сэнсей, не сэнсей меня, не сэнсей меня-а, моего коня. Ой, сатрап-сатрап, не сатрапь меня.. Ой, кумкват-кумкват, не.. Вот как ты думаешь, как дальше - не кумквай или не кумквачь?
- Я определённо думаю, что не кумквачь.
- А мне больше нравится кумквай.
- Кумквай - это глагол. А некумквач - это существительное. Пример употребления: "Вчера на улице я встретил некумквач".
- Звучит пугающе, - говорю я и одновременно отработанным, автоматически изящным движением кладу зарядник от телефона на полку. К сожалению, там стоит кружка с кофе. Зарядник погружается в кофе.
- Что ж.. теперь мы знаем, как выглядит некумквач, - резюмирует Марта.
ангел-наблюдатель

*

Видно, наперекосяк что-то в Датском королевстве: раз за разом чувствую себя котом Леопольдом, попавшим в фильм "Чужой против Хищника". Нет, люди довольно часто сообщают, что они меня боятся, и их можно понять. Смотреть, как по пересечённой местности движется многотонный бронированный гусеничный леопольд и земля проседает под ним, может быть довольно неприятно. Но честное слово, он не опасен. Леопольд, как обычно, вышел на вечернюю прогулку! Цветочки понюхать! Отравленные, монструозные, железобетонные цветы.
башня! дышло!

*

Вчерашняя ночь. Коту (впереди три недели единения с лысым котом) снова одиноко, поэтому не спится не только ему, но и мне. Бессонница, ЖЖ, тугие паруса. Кот пытается забыться пищей, я же решила спросить у гугла, не найдёт ли он мне совершенно определенную новогоднюю картинку, которую я потом всем разошлю и буду, например, счастлива.

И вот я открываю гугл и вбиваю в строку поиска "дед мороз застрял в трубе".

Почему-то в ответ на этот ничем не примечательный запрос гугл не выдаёт мне ни одной картинки, хотя и предлагает прочитать несколько странных текстов. Недоумеваю. Вглядываюсь.

Оказывается, мой поисковый запрос выглядит так: "Дед Мороз застрял в труде".

Упомянув Фрейда всуе, стираю труд с лица земли и формулирую иначе: "Олень утрамбовывает".
ангел-наблюдатель

люди

1. Двадцать минут Аристарх ничего вокруг себя не видит. Он не лезет под кровать, не читает надписи на стенах, не раскатывает кошку в блин. Аристарх пишет сочинение о своей умершей собаке. Собаку звали Гром. Он пишет: «Гром был ответственным другом. Он был чувствительный. Мне очень обидно, что почти всю жизнь он провёл на цепи. Грома все гладили, обнимали, но он больше всех любил бабушку и меня. Когда мы были с Громом и с бабушкой, мы всё могли, на горы взобраться и переплыть мировой океан. И я знал, что мы вместе».
- Всё, читайте! Только Вы читайте не про ошибки! А про собаку! – говорит Аристарх, сам весь как восклицательный знак. Я читаю про собаку.
- А Вы всё прочитали? – спрашивает Аристарх.
- Всё.
- Точно-точно?
- Да.
- И про бабушку?
- И про бабушку.
- Я всегда буду его любить, - говорит Аристарх. Он сам себе говорит. Я знаю, что это правда.

2. Аристарх получасом ранее. Подбирает однокоренные слова. Это у него, наверное, барщина, потому что для оброка слишком тяжело как-то вздыхает. Аристарх работает на барщине, одновременно осязает кошку, вставляет батарейку в светильник и пытается перевести разговор на тему красного квадроцикла:
- Ну, пчёлы. Пчелиный, - голос унылый. – Пчеловод… - оживляется. – Пчелюсти!

3. Аристарх неделей ранее. Принёс Марте таинственную штуку в подарок. Это шарики, маленькие, как икринки, их надо класть в воду, чтобы стали большие. Аристарх достаёт из школьного рюкзака банку с шариками и пинцет. Он носит с собой пинцет массивный, сантиметров двадцать. Аккуратно достаёт один за другим, складывает отдельно – подарок. «Нет, ещё не всё. Наверное, ещё один прозрачный надо. Прозрачные – мои самые любимые. В воде они невидимы. Ей будет приятно». Марта в школе. Они, по-моему, даже не разговаривали ни разу. Встретятся в коридоре, глянут искоса – фырр, разлетелись.

4. Упала с полки детская тетрадь. А в ней такое:
DSC09866
Никогда не понимала, как вынести красоту. Теперь стала догадываться. Берёшь бережно и выносишь. И под ноги глядишь, чтоб не споткнуться. И всё.

5. Хорошая девочка Людмила рассказывает о себе на практикуме по риторике:
- Я помогаю маме и бабушке по дому, и за это они отдают мне всю свою любовь… ну, не всю.
Это так грустно, и как это вынести? Так же, как красоту? Держишь крепко, несёшь аккуратно. И желательно при этом не навернуться. Так что ли? Что ли так?

6. Два хороших человека, Клим и Дима, куковаты. На другом уже практикуме, под названием «Расскажи историю», Клим рассказал дурацкую историю про то, как мальчики плевались в туалете, и потом спрашивал: «А кто рассказал лучше всех?», намекая на себя, конечно, и сиял от счастья просто так. А Дима рассказал дурацкую историю о том, как они пришли в кабинет учителя истории, и учителя не было, а интернет был, и они зашли в интернет-магазин и заказали там доставку мебели на имя Язя Язевича Язева. – В город Язь, - сказал Дима, и потом не спрашивал, кто рассказал лучше всех, а сиял от счастья просто так. Даже не улыбаясь. Клим не может сиять не улыбаясь. Дима не может сиять улыбаясь. Такие.
А потом, уже в другой раз, мы все что-то доказывали, и царило, воспользуюсь эвфемизмом, некоторое оживление. И вот Клим и Дима мастерски подбирали аргументы типа «А потому что слон!», и я стала говорить, что они, попирая логичность, могут пережить как сокрушительный успех, так и сокрушительный провал. «Что, правда, что ли?» - юмористически усомнился Клим и тут же пережил – договаривал он уже из-под парты – сокрушительный провал пережил буквально. Он, оказывается, не заметил, что Дима выкрутил винтик из его стула. Такая у Димы в тот раз была аргументация. Достаточно абсурдна.

7. Тест по «Огневушке-Поскакушке» для четвёртого класса.
Вопрос: Как назвали прииск?
Варианты ответов: а) Огневушинский; б) Поскакушинский; в) Огневушинско-Поскакушинский.
Огневушинско-Поскакушинский! Этот псевдоним ждал меня вечно! Не трогайте его, прошу, мы созданы с ним друг для друга! Это же как Огинский-Коцюбинский, как Пржевальски-Тян-Шанский, только ещё лучше!Ещё пржевальше, ещё гиганьше, ещё тянь-шаньще.
Огневушка-Поскакушка похожа на Фрези Грант, только смешная. У неё есть несмешное лицо, но ей смешнее быть смешной. И если раньше мне всегда хотелось говорить людям "Я тороплюсь, я бегу, не скучно ли вам на тёмной дороге", да я и говорила, то теперь только пою себе под нос в пять утра: "У меня тепло, у меня светло, красно летичко". Смешно быть смешной, пока не появился остров.

8. У нас самуанская гирлянда. Она не новогодним светит светом, она неновогодними цветами цветёт на стене. Лежу. Смотрю в один из них. Это идеальный свет дикой гвоздики, дикий неподвижный красный огонь. Он очень тёмный, гораздо темнее, чем сама дикая гвоздика. Её свет мне, её световое послание темно. И мне уютно в нём. Неудивительно, что на окнах нет штор. В моем уюте окон нет. Я вижу тёмное цветение огня дикой гвоздики. Не двигаюсь. Рядом робеет кошка Харуки и манифестирует свою отъявленность и заядлость кошка Фикс.
Марта подкрадывается тихо.
- Цвет какого света?.. – спрашиваю я, и она понимает.
- Этот, - светит ей самуанская зелень, - вот этот. Там лесной жираф.

9. В православной женской гимназии, в коридоре, висит стенд с рассказом об учительнице литературы. Имя не запомнила, фамилия – Жмур. Я тоже такую хочу! Зашёл, представился – уже педагогическое воздействие.. И сама учительница пишет: «Нас старость дома не застанет! Когда я прихожу в гимназию и вижу, как мне навстречу бегут мои маленькие душеспасители, я чувствую себя молодой».

10. Марта с кошками:
- Смотри, я фигурно возрадовала кошку! Кошка фигурно возрадовата! Я кошку фигурно эллипсую. Фигурное эллипсирование кошки или эллипсование? Кошка, тебя эллипсовать или эллипсировать, дай ответ? Не даёт ответа, не даёт. А почему, кошка, ты не даёшь ответа, ну почему, почему?
яблочная свечка

*

День был богат на традиционные радости и приключения. Происходило как раз то, что раз за разом около меня происходит и находится как раз на той границе меня и мира, которую я не могу установить - почувствовать определённо, где кончаюсь я и начинается оно и что из нас больше похоже на правду.

Троекратная ни разу не символическая бабка встретилась мне на пути. Первая - в гардеробе гимназии. Захожу в учительскую раздевалку, а там лежит старушка. Пододвинула кушетку к обувному ящику, под голову подложила невесть откуда взявшееся старое зелёное одеялко и дремлет. - Я Скайуокер! - Нет я Скайуокер! - кричат за окном шестиклассники.

Вторая - в маршрутке. Зашла, встала посередине, старушка, одетая как космонавт, под шапкой какая-то специальная намотка, чтобы уши закрывать, и вот она стоит - а там разогнуться-то нельзя - и говорит: спиной не поеду! И я поменялась с ней местами. Бабка ощутила ко мне некоторое доверие и вступила в беседу. Иногда читаешь книгу и в миг предвиденья ещё на первой странице угадываешь, чем дело кончится. С беседой дело обстояло именно так. Уже на фразе "Сегодня снова пыталась войти в супермаркет" я почуяла, как во все форточки задул пыльный ветер моей ни фига не прекрасной родины. Нет, не России. Бабка в вязаном скафандре не без живости развивала мне версию всемирного заговора аптекарей, которые нанимают цыган-смертников, обсыпают их заражённой кошачьей шерстью и ставят у дверей продуктовых магазинов. В ней была эта знакомая штука - где она? во взгляде? в интонации? эта невидимая пыль, как её назвать? и её не соберёшь.. бабка не здесь, и если есть где-то ловец человеков, который вытащит её с мутного дна, где она ходит вслепую и в страхе, то где, где он.. такие вот говорящие письма приходят с моей родины, и в конверте только ощущение, что там только что что-то было. А потом она принюхалась, пробормотала "И здесь, кажется, кошками пахнет", заподозрила во мне переодетого аптекаря или коварного цыгана и бежала без оглядки.

Третья бабка молчала. Она такая маленькая, что я могу её поднять рукой. У неё гигантский облачный берет, бывшая белизна которого накрывает ей плечи. Бабка щёлкает семечки для голубей. Кормит голубей очищенными семечками.
Если бы я могла прожить сколько угодно жизней как писатель пишет рассказы, ради эстетического удовольствия и воплощения историй, одну из них я бы обязательно посвятила бабкам, кормящим голубей. Была бы эксцентричным художником или фотографом одного сюжета. Голуби и бабки, бабки и голуби, и так всю жизнь. Берет приподнимается над её головой, хмурый, уже подумывающий о дожде берет, вязаное облако висит над ней и постепенно превращается в тучу, первые капли капают на седую макушку.

Это ещё не всё.