Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

ангел-наблюдатель

Сто провальных идей нашего лета: Танцуя в обрыв

Подростки спелись – думала я по дороге на мыс. В пяти шагах от меня на пределе громкости раздавалась Песня про Мозги:

Я тосковал по мозгам в минуты расставанья,
мозги являлись ко мне сквозь сны и расстоянья,
но несмотря ни на что, пришла судьба-злодейка,
и у мозгов внезапно села
батарейка.

Collapse )
ангел-наблюдатель

*

- Что обязательно должно быть в опере?
- Смерть и разрушение!
- Да нет… ну… эээ... как её.. увертюра?

С оперой у меня всегда было плохо. Но не сегодня. Сегодня с оперой не могло не быть неплохо - ведь подростку задали придумать к ней либретто! А где собрались вдвоём подросток и либретто, там сначала возникает трындец, а потом родитель - чтобы писать либретто втроём. Сначала солировал трындец, но потом мы втянулись и тоже засолировали. Поговорка "Умный в гору не пойдёт" применительно к либретто полностью переродилась, сохранив самую суть. Кто смотрит аниме, тому либретто - семечки! - такова была исходная посылка. Подросток вспомнил сюжет из "Хвоста феи". Мы проверили его на кровожадность, немного помолчали, вздрогнули - и запели. Как часто случается, домашняя работа оказалась совершенно несовместима ни с оперой, ни со школой, зато продлила нашу жизнь на пару дней.

Collapse )
ангел-наблюдатель

козы не то, чем кажутся

Декабрь прошлого года принёс нам папуасскую песню о курьей ноге. В этом году за вальдорфской школой тоже не заржавело: Второй подросток принёс оттуда зажигательную африканскую мелодию... с аутентичными словами. Агата спела мне её в автобусе. Она танцевала сидя, а я радовалась и пугалась одновременно. Мне казалось, пассажиры могут принять это на свой счёт, потому что песня была вот такая:

Сиденье, а там коза!
Сиденье, а и там коза,
да и там коза, да и там коза,
сиденье, а там коза!
Ума Бобу дали, да и там коза,
ума Гоге дали, да и там коза,
да и там коза, да и там коза,
да и там коза, да и там коза.

Первый подросток тоже приобщился и раскопал песню на неизвестном языке, в которой поётся: "Алло, зачем ты курил мольберты?" ..по итогам расследования это оказалось "Allons ensemble découvrir ma liberté" (в надстрочных знаках не уверена, но перевод близок же к буквальному! Коллективное курение мольбертов - это ли не свобода?)

Теперь понятно, откуда у меня проблемы с аудированием. Я курю мольберты. Русский язык отказывается покидать мой мозг. Понятно также, что никакие это и не проблемы. Это источник счастья и долголетия.
ангел-наблюдатель

"Подувяла курья нога"

Тем временем простые новогодние чудеса продолжают происходить. Деньги волшебным образом кончились. Кот - опротестовал. Мартын принесла долгожданную пятёрку за модуль по математике (пятёрка по математике в матклассе - это же медаль размером до ушей!). На проезжей части я уронила под колёса банку мороженого, так водитель затормозил, как будто там был божий одуванчик. А юная женщина на улице повстречалась со мной на скользком месте и сообщила доверительно: "Я, когда ребёнком обзавелась, научилась под ноги смотреть!" Вот и Фрейд раз за разом посещает (спасибо, что не Ницше): недавно была на рождественском концерте, так он и там. На концерт я пошла оттого, что Агаша пела там "Ave Maria". Ничего, ничего прекрасней не бывает, чем всё прекрасное вместе. Но не Агашей единой жива коммунарская общность. Старшая из младших коммунарок Ариша там тоже пела. Выходят на сцену девятиклассники, красивые - страсть, все в музыкальных инструментах, щас споют буквально. А я сижу на последнем ряду и выбраться уже не имею права, поскольку мы там все прошлись сто раз туда и сюда: сначала я опоздала, потом Марта ушла сидеть на балконе, потом я вышла отснять Агашу, потом я зашла, отсняв Агашу, потом Сашка выбежала, чтобы схватить Агашу и прямо со сцены побежать с ней на самолёт в Индонезию. Так что я была обречена оставаться на заднем ряду, чтобы своей неподвижностью как-то загладить былую подвижность. Но я хотя бы встала во весь рост. Сейчас, думаю, засниму эксклюзивное видео.
- Этнические напевы! - пафосно объявила конферансье.
И кто бы знал, что девятиклассники, красивые - страсть, сейчас споют папуасскую песню!
Я нажала на спуск. Они запели.
Примерно на десятой секунде мой мир рухнул.
В этом дивноприятном месте всегда была плохая акустика. Эпицентр её, видимо, приходился именно на то место, где была я, потому что я своими ушами услышала следующее (этнический напев наличествовал):
"Подувяла курья нога,
чай нам курит в ухо душа".
Я слышала это своими ушами. Меня не предупредили, что этнические мотивы будут по-папуасски, я не перенастроила свой слух. На чистом русском языке, эх да с вариациями, девятиклассники пели и пели: "Подустала курья нога, чайник купит дух-анаша"! Когда они пошли на третий круг и до меня явственно долетело "Подзастряла курья нога", фотоаппарат выпал из ослабевших рук. Песня о курьей ноге надолго теперь подзастряла в верхней строчке моего хит-парада - этот проникновенный текст о бабе-яге, которая много работала и рано постарела, а теперь утешается чаепитием, прямо как с меня списан. Пою, что ж. Спасибо тебе, Фрейд. Или Хармс. Или оба.
яблочная свечка

Федерико Гарсиа Лорка. Дождь. Вариации, искажения.

Ты дождь безымянный, нежный дождь музыкальный,
тайна ты сам, тайна твоя милость,
воздух сонных сонмов твоих дыханий,
сотен твоих вздохов спокойный мелос.

Старое небо целует синюю землю,
древнее слово снова растёт, как семя.
Дивное поднебесье всё всеземелье
радо бы заселить и дождём засеять.

Станет земля-заря музыкой ожиданья,
жизнь разольётся всюду в своём начале.
Но чем ласковей мир, тем сильней страданье,
и чем больше свободы, тем в ней больше печали.

Кто проиграет, вода моя дождевая,
кто кого потеряет в невольных войнах?
Мыслям моим больно – это «я» убывает
и прибывает - горько ему и зорко.

Небу внутри меня я представляюсь садом.
Радо оно, что сад дышит в дожде, как рыба.
Плаванье над землёй, даль, бесконечность взгляда –
вот сторона любви, которая в нём открыта.

Вечно живой шум, твои капли гибнут,
ты их бросаешь, даже не окликая.
Капли – твои поэты, алмазы ливня,
они себя, как стихи, в воздухе высекают.

Розы цветут, сердцу забыв границы,
вот прилетит, пугливая, сядет близко,
прячется в переливах вода-сестрица –
беззащитная птица святого Франциска.

Ты, дождь без надежды, колокольчик нездешний,
лучше травы́ и по́ля знаешь поля и тра́вы.
Ты любовью и грустью касаешься каждой вещи
и превращаешь каждую вещь в правду.

Горек и слаб, виден наполовину,
свет мою тьму смущает – не освещает.
Я отвести глаз от него не в силах –
сердце мне смотреть туда запрещает.

Дождь начальный, строгая песнь молчанья,
струнная стройность, странность секунд и веток.
Я тебя слышу, я тебе отвечаю –
слышишь ли тишину моего ответа?

Дождь безмолвный, ходишь в стране деревьев,
снишься миру шелестом и туманом,
шепчешь ему в зелёное оперенье:
«Я дождь безымянный».

Предупреждение традиционное - переложение вольное.
Оригинал - http://users.fulladsl.be/spb1667/cultural/lorca/libro_de_poemas/lluvia.html
Перевод В. Парнаха - http://cloud.by.ru/stixi/stixis/lorka/dozd%60.htm
ll
яблочная свечка

Canciоn de las simples cosas. Вариации, искажения




Аргентинская народная песня о простых вещах.

Uno se despide insensiblemente de pequeñas cosas,
Lo mismo que un árbol en tiempos de otoño muere por sus hojas.
Al fin la tristeza es la muerte lenta de las simples cosas,
Esas cosas simples que quedan doliendo en el corazón.

Uno vuelve siempre a los viejos sitios en que amó la vida,
Y entonces comprende como están de ausentes las cosas queridas.
Por eso muchacho no partas ahora soñando el regreso,
Que el amor es simple, y a las cosas simples las devora el tiempo.

Demorate aquí, en la luz mayor de este mediodía,
Donde encontrarás con el pan al sol la mesa servida.

Por eso muchacho no partas ahora soñando el regreso,
Que el amor es simple, y a las cosas simples las devora el tiemp

***

Дерево живое молча провожает листья по откосу,
каждый день светает, утро заплетает пепельную косу.
Листья улетают, а по ним играет медленная лента.
Каждый день восходит, каждый день сияет солнце моё…

Нищему довольно и своей свободы, и своей печали,
дереву без листьев зелено и больно, прямо как вначале.
Знаю не знаю, уходи останься, плачу не жалею.
Вот любовь простая, а простые вещи убивает время.

Вот простые вещи, мелочи живые, тёплые от солнца.
Им до поворота, нам до поворота, дальше разойдёмся.
Вещи остаются, где их оставляют, навсегда с другими,
а простое сердце всё их обнимает, всех зовёт своими.

Всё, чего не стало, что теряет имя, всё, что не позвали.
А живое сердце вещи называет прежними словами.
Так оно по шагу, так оно по капле уступает тени,
в нём любовь простая, а простые вещи убивает время.