Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

яблочная свечка

*

Show must go on, или новая серия педагогического фиаско.
Даже не знаю, что было первопричиной, но я загрузила в список музыки Вконтакте тексты для изложений ОГЭ, которые читает диктор. Подумала, что так будет легче, чем возиться с аудиофайлами. Дёрну за верёвочку... то есть жмякну по кнопочке - файл и откроется.
И вот час настал. Давайте, говорю, напишем изложение. А лицо такое педагогичное, как будто я его и не теряла несколько дней назад, когда диктовала "неприглядное зданьице", а получила - ну, получила так уж получила.
Прослушайте аудиозапись, говорю. И жмяк по кнопочке...
И тут оно как заорёт клоунским голосом: "Привет! Я твой иммунитет!"
Как-то я не сообразила, что Вконтакте реклама бывает.
юзернегр

калейдоскоп

Электричка идёт полтора часа. В окне калейдоскоп, узор жизней. Тех, кто выращивает цветы и строит дома. Кормит чужую собаку. Опаздывает. Пасёт коз, жжёт костёр, топит баню. За каждым из них - множество тех, кто делает то же в других временах и пространствах - братьев и сестёр во мгновении. Узор меняется. На секунду я объединяю людей, и они становятся целым, не зная этого. Тех, кто несёт тяжёлые сумки, готовит, кормит. Кто пьян и стоит в растерянности на дороге. Тех, кто плачет. Кто идёт рука об руку, кому есть с кем держаться за руки. Кто помнит, что произошло в этом месте двадцать лет назад. Считает последние деньги. Машет рукой поездам.Тех, у кого лишний вес, грудной младенец, седые волосы. Тех, кто поливает растения и говорит с ними, у кого глаза разного цвета, тех, кто проклял своих любимых, тех, кто стеснялся танцевать, тех, кто хотел истины и красоты, и тех, кто хотел спрятаться так, чтобы не нашли. Тех, кто чувствует, что стареет. Что кончится быстрей - дорога или мысли о них, гаснущие, как искры в темноте? Полтора часа - это слишком много, мне столько не продержаться, глядя в калейдоскоп, говоря о них. Но моя жизнь слишком мала, чтоб собрать все узоры в один сверхузор, чтобы успеть подумать о нас.Тех, кто голоден. Тех, кто беспечен. Тех, кто молится, тех, кому больно. Кто моет и чистит, бережёт и охраняет, кто строит малый мост через ручей. Тех, кто встречает и провожает, тех, кто слаб и жалок, кто смотрит в небо, кто снял обувь и идёт по воде. Тех, кто боится. Кто потерял память, кто едет сквозь тёмный туннель.
Благослови в нас жизнь. Покой, исчезновение, изменение, расцвет и увядание, болезнь и поражение. Всех, еле заметных, летящих искрами в темноте. Список бесконечен. В нём нет никого лишнего.
яблочная свечка

Воздух (III)


Становясь всё медленней и длинней
в окруженье инея и теней,
с точки зренья воздуха, мы на дне.
С точки зренья воздуха – так видней.


Человек с замёрзшей водой в ведре
осязаем воздухом поутру.
Он не понимает, что он в игре,
что уже заканчивает игру.
Он идёт над речкой и смотрит вбок,
осязает воздух плечом, плащом.
Видит - берег прячется. Видит - бог.
Видит всё, не думая ни о чём:
сновиденья времени, гнёт идей,
опыт милосердия и тоски,
видит - гнев предсмертия рвёт людей
на куски, как лев, и кусков куски.
Исчезает сердце, скулит во сне,
просит - новым именем назови,
не досталось и не осталось мне
долга долгой старости и любви.

Мы давно и просто спустились с гор
и из бездны города смотрим ввысь,
потому что самый большой простор
никогда не требует - поднимись,
заслужи, покайся, дрожи и чти,
подчинись, пожертвуй и докажи.
С точки зренья воздуха, всё в пути -
даже прокажённые гаражи,
облака, идущие по тропе,
и цветы с отрубленной головой,
эти понимают - они в судьбе
и насквозь, наотмашь пьяны судьбой.

Человек с замёрзшим огнём внутри,
к горизонту лестницы-поезда,
октябрей любимые пустыри,
городов размытые невода…
Посторонний тысяче бед и дел,
выдыхая в воздух бесшумный смех,
пока шёл, он тысячу раз успел
поменять местами себя и всех.
С точки зренья слова, он глуп и глух,
как другие, хуже любых ли был.
Затаив дыханье, рассеяв дух,
он увидит то, что всегда любил.
Он на четвереньках во мраке лет
полз по бритвам битв и ножам камней,
а сейчас его догоняет свет
этих блёклых, травленых чудо-дней.
Жизнь тогда казалась гнилой, больной,
непролазно, грязно, бессвязно длясь.
А теперь вот светится за спиной,
целиком пропала - и вся нашлась.
ангел-наблюдатель

*

"Моя прелесть, прелесть моя", - как Горлум колечко, прижимала я к груди недавно обретённые озёрные коньки, также известные как нордические. Ничто не могло остановить мой приобретательский порыв - ни цена, ни ожидание, пока мне их сделают, ни даже тот факт, что недавно мы с подростком были вынуждены поменяться обычными коньками, поскольку подросток вырос ногами, и мне достались чёрные, с индейской бахромой и рок-заклёпками. Мне нравились чёрные, но в них не хватало нордического. И я обрела прелесть.
"Прелесть моя, - беседовала я с коньками поутру, - сейчас мы с тобой поедем на Байкал, выйдем на лёд - и поедем, и помчимся нордически". Так мы и сделали... ну, немного не так.
Первые двадцать минут я просто стояла на льду. Хотя нет, первые двадцать я пыталась разобраться с креплениями и впихать лыжные ботинки куда надо, а не куда попало. Моя прелесть крепится к лыжным ботинкам, да. Ну, типа крепится. И я креплюсь.
Некоторое время мы крепились. Вторые двадцать минут я просто стояла на льду. Внутри меня была драма. С действующими лицами, с ремарками, всё как положено.
Кукушка на льду: - Прелесть моя, где же твоя повышенная устойчивость?
Вестибулярный аппарат: - Ребята, развлекайтесь без меня.
Мозг: - Привычные движения становятся бессмысленны, когда на каждой ноге вместо обычных фигурных коньков - по 50 см нордической хрени.
Кукушка: - Спасибо, кэп.
Центр тяжести: - Слушай, ты тормозишь. Ты чем тормозишь, а?Мной надо тормозить! Формулу земного притяжения забыла? Напомним! (Напоминает.)
(Подкрадывается ветер, с размаху бьёт в центр тяжести.)
Кукушка: - Ъ!
Правая нога: - Не знаю, как вы, а я консервативно направо.
Левая нога: - У нас разные ценности, цели, приоритеты. Мне жаль, но нам не по пути. (Стремительно отъезжает в Большие Коты).
К вечеру моя прелесть была бесповоротно переименована в своеобразное нечто, а рейтинг чёрных с заклёпками вырос на сто пунктов.
Мне всегда было грустно, что нечего будет оставить детям, внукам и правнукам. Ни земельного надела, ни слитков золотых. Но теперь проблема решена. Наследуй, правнук, мою недвижимость. Мою нордическую прелесть. Мои озёрные, ё-моё, коньки.
ангел-наблюдатель

*

- Ты прекрасна. У тебя огромные тёмные глаза. И знаешь, пока я не поставила на монитор твою детскую фотографию, я даже не замечала...
- Секундочку! Я просто хочу уточнить: всё это время ты не замечала, что я похожа на меня?
- Да ты глумишься! Сколько у тебя матерей?
- Одна.
- Ну вот, одна, а ты её глумишь.
- Нет! Даже ту единственную мать, которую чисто теоретически могла бы поглумить, не глумлю.
- Вернусь к своей исходной мысли. Ты прекрасна. Ты жжёшь. Если ты захочешь кого-то обаять, просто начни говорить, и они прилетят, как мотыльки на пламя.
- Они обожгутся.
- Ну и что. Ты-то в данном случае пламя.
- И что? Они сгорели, а пламя что - сидит злорадствует?
ангел-наблюдатель

*

Гуляла над Иркутом (спасибо, эпидемия, спасибо, карантин, вы подарили мне свободное время) под вечным солнцем. Гляжу - на снегу написано: "С 14 февраля!" Я смутилась, наклонилась, нарисовала в ответ сердечко. Иду дальше - вижу нарисованное солнце, приятнейшим образом косёхонькое. Тут я ещё сильней возликовала, наклонилась, нарисовала рядом ещё одно, тоже кривоватое. Иду дальше. Метра три спустя оно мне: "Привет, привет!" Я ему тоже привет, по снегу пальцем. И дальше иду, уже волнуюсь по поводу следующей надписи, и вот уже вижу её невдалеке..

И тут оно спрашивает - по правую руку от тропинки, синими, чуть подтаявшими буквами: "Кто ты?"

И не смогла ему ответить, и пошла дальше молча, а следующие надписи были уже нечитаемыми иероглифами - засечками веток, записками света и тени.
ангел-наблюдатель

архивы, ноябрь 2005

Концерт по заявкам. Дедушка восьмидесяти лет вместе с женой, сыновьями и внуками поздравляет бабулю тоже лет восьмидесяти, которая его когда-то раненого выхаживала. Он пишет, что хотел тогда на ней жениться, но она вышла за другого и теперь они дружат семьями.
И вот он ей - а за ним все эти его дети, внуки, больное сердце, больные ноги, а он ей - услышь меня, хорошая, услышь меня, красивая, заря моя вечерняя, любовь неугасимая.
За ними все эти годы, вся эта память. Перед ними… И перед тем, что перед ними, он поёт ей, ничего не забыв, ни от чего не отказавшись, всю эту бесконечную разлуку пережив и отменив:
"Встречай меня, хорошая, встречай меня, красивая, заря моя вечерняя, любовь неугасимая".
Она его встретит. То есть не встретит, как и в жизни.
Этот дедушка не предатель. Кто он, не знаю, а кто не есть он – знаю. Дедушка не предатель.
мире
ангел-наблюдатель

(no subject)

Я давно знала, что гордости не существует. Тинейджерский журнал «Детвора» №359 научил меня, что и жалости нет. Слово есть, а жалости нет, она хуже чем вечный двигатель невозможна. Люди, которые помещают это в журнале «Детвора», не понимают, о чём это, что это такое. Разве они знают, что такое "мама", что такое "девочка", что такое "четыре года", что такое "кормить", что это всё на самом деле такое. А я понимаю. Только я умираю, когда понимаю, и стараюсь перестать понимать хотя бы в тот момент, когда мне нужно с кем-то поговорить, стараюсь перестать понимать, чтобы заснуть, чтобы выпить чаю, чтобы что-нибудь. Жалости нет, потому что человеческое существо не может жалеть, не успевает – оно уничтожается ещё на стадии понимания. Разве что это уничтожение допустимо называть жалостью, потому что оно добровольно..?

МАМАША ОТКОРМИЛА ДОЧКУ ДО 222 КИЛОГРАММОВ (статья в журнале «Детвора»)

В Америке ожирение – головная боль чуть ли не для трети населения. Но то, во что превратила мамаша из Чикаго свою 7-летнюю дочь Джессику, не лезет ни в какие ворота. В буквальном смысле.
Будучи сама не в меру упитанной, женщина, видно, мечтала увидеть дочку идущей по её стопам. В результате Джессика не то что ходит – ползает с трудом. Родительница сызмала пичкала дитятю исключительно жирной едой из фастфудов и газировкой. И уже в четыре года Джессика весила более ста кило. К семи годам вес удвоился и достиг чудовищных 222 килограммов.
Но ни эта запредельная масса, ни страшная одышка девочки маму, похоже, не тревожат. Она по-прежнему таскает дочери бургеры и ежедневно поит её 4-5 литрами газированной воды. Врачи бьют тревогу: ребёнка нужно срочно спасать. Причём диета уже не поможет, требуется медицинское вмешательство.
Сюжет о девочке, недавно показанный по местному телевидению, вызвал бурю негодования. Зрители требовали привлечь нерадивую мамашу к ответственности.