Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

яблочная свечка

*

Show must go on, или новая серия педагогического фиаско.
Даже не знаю, что было первопричиной, но я загрузила в список музыки Вконтакте тексты для изложений ОГЭ, которые читает диктор. Подумала, что так будет легче, чем возиться с аудиофайлами. Дёрну за верёвочку... то есть жмякну по кнопочке - файл и откроется.
И вот час настал. Давайте, говорю, напишем изложение. А лицо такое педагогичное, как будто я его и не теряла несколько дней назад, когда диктовала "неприглядное зданьице", а получила - ну, получила так уж получила.
Прослушайте аудиозапись, говорю. И жмяк по кнопочке...
И тут оно как заорёт клоунским голосом: "Привет! Я твой иммунитет!"
Как-то я не сообразила, что Вконтакте реклама бывает.
ангел-наблюдатель

***

Лес пишет морю: дай мне немного сил,
краем своим коснись, рукавом-крылом.
Я собираюсь лечь - свет уже погасил -
в розовые пески на берегу твоем.

Тянется звон цепей, это звенья дней -
как тебе удалось избавиться от оков,
из-под корней выпрыгиванья камней,
вверх от вершин падения облаков?

Дай мне немного сна, и я буду спать.
Был я канатоходец над бытием.
Тронь же меня волной, я хочу упасть
в мелкую воду на рубеже твоем.

Все ты отмоешь дочиста - горе, гнев.
Лес пишет морю: ты мой любимый сон,
сломленные руки моих дерев,
темные, опущу в глубину, где соль.

Весь ты горишь, тяжелый огонь воды.
Сила твоей судьбы - на моей судьбе.
Гул твоего бессмертия - для других,
гимн моего стремления - о тебе.

Весь он звучит, сплошной многоствольный шум:
дай мне немного сил - говорить вдвоем.
Я не усну, я еще тебе напишу.
Я тебя жду на берегу твоем.

Старые кедры держатся и молчат -
ветер его письмо не донес, затих.
Лес пишет морю зиму, цветы, зайчат.
Древние волны не помнят, не знают их.
яблочная свечка

простые радости октября (II)

1. В супермаркете вздрогнуть от доброго-доброго голоса: "Вы забыли свою тыкву". Вспомнить свою тыкву.
2. Прочитать в книге слова "исцелить их расщеплённые персефоноподобные души". С сожалением понять, что двери моего восприятия пока открыты не настолько широко. Закрыть книгу, но время от времени с беспокойством думать о том, насколько моя душа персефоноподобна и как измерять её персефоноподобие.
3. В половине седьмого утра в воскресенье вступить в дискуссию о предложном падеже. Опомниться на мысли: может, на "Русскую грамматику - 80" сослаться?
4. Повторить трагедию Айседоры - как и полагается, в виде фарса: прийти в больницу в буржуйском шарфе удивительной красоты и стоимости. Н-да. Мой шарф затянуло в судно.
5. Вспомнить мелодраму девяностых "Поющие в терновнике": там, помнится, неслабо поддавал драматизма цвет платья под названием "пепел розы". Понять, наконец, что это за цвет такой, увидев солнце, просвечивающее сквозь вымя лысого кота-выменосца.
6. Оказаться не в силах избавиться от контаминации песни Летова про беспонтовый пирожок с вредными советами: "Если ты в своём кармане ни копейки не нашёл, загляни в карман к соседу - очевидно, деньги там... Каждый из нас ни копейки не нашёл, всю-то свою жизнь ни копейки не нашёл".
7. Разговориться на улице с двумя праздничными мальчиками, которые в первый раз в жизни вывели на прогулку свою первую собаку - померанского шпица-девочку трёх месяцев от роду. Почувствовать совокупность счастья всех троих и какое-то время быть счастливой их счастьем.
8. Встретить на сельском кладбище толстого, серьёзного кота, который бесшумно идёт по мягким иголкам лиственниц, останавливается у могил, смотрит на памятники.
9. Практиковать-практиковать, да не выпрактиковать систему Станиславского: "Читай мне реплики Стародума, как будто ты Стародум!"
10. Танцевать с тазом стираного белья на голове, чтобы привнести в жизнь немного Африки.
11. Отождествить кота с вакуолью.
12. Встретить праведника. Не сразу вспомнить это слово, а вспомнив, понять, что другие слова не подходят.
13. Погадать на личную жизнь (да, это традиция), открывая случайную книжку на случайной странице. Нарваться на идеальное описание происходящего: "Компания "Epic" согласилась заключить контракт при условии, что группа откажется от названия Zombies".
14. Вступить в терминологическую дискуссию:
- Дай лапку любимую.
- Которую?
- Ручную.
(Подтаскивает кота).
- Не, у кота все лапки ножные, ты что, матчасть не знаешь?
- Кот ручной. Следовательно, у него ручные ножные лапки.
- Кот ручной, следовательно, перед нами ножные лапки ручного кота.
- Ты упоролась.
- А верхние лапки панды ты как оцениваешь?
- То ручные, то ножные. Задние - однозначно ножные. Тебя что-то смущает?
- А у слона?
- Все ножные, у него хобот ручной.
- Ты упоролась.
15. Обнаружить, что стала немного Кришной - новый свитер окрасил меня в равномерную синеву. Затем обнаружить, что, единожды став Кришной, перестать быть им довольно нелегко - хорошая краска, и держится достойно, хоть и не там.
16. Вдохновиться опечаткой в местном рекламном журнале: "Нарядись в костюм нечЕсти на Хеллоуин!" Мысленно примерить костюмы Неадекватности, Недальновидности, Несправедливости и Безответственности.
17. В очереди в больничную аптеку услышать за спиной очень быстрый английский. Понять только одно слово - презервативы. Оглянуться - и позволить мощнейшему когнитивному диссонансу накрыть с головой, потому что... глазам не верю... да это растаманы! Группа растаманов в медицинской униформе! Подумать, что если растаманы в больнице - это не хороший знак, то я уж и не знаю, какой тогда - хороший.
18. В начале девятого выйти с работы и увидеть на остановке Планетарий странное. Кто-то выставил на асфальт свечи, зажёг их и ушёл. По форме пламенный рисунок больше всего походил на дом муми-троллей.
19. Составить маленькую книгу.
20. Превзойти самих себя, придумывая ближним задания, что нарисовать... И нарисовать это! Темы рисунков за два последних захода: "Стоматолог, откушав галлюциногенов, преследует антропоморфную зубную щётку", "Продолговатый в крапинку кот Горыныч третий раз выбивает страйк, в то время как ёж, который обычно живёт в левом резиновом сапоге кота, сидит в углу и ест блокнот, запивая его чаем, дымящимся ядовитыми испарениями", "Беглый каторжанин в балетной пачке торгует ультраправыми кедами, 30% которых восхищаются Николаем Вторым", "Белка-шахтёр сражается с фонарным столбом, чтобы повысить свой уровень до 9 3\4, но проигрывает и, вместо того чтобы получить очки опыта, получает очки жизненного опыта; на заднем плане дятел аплодирует стоя".
яблочная свечка

*

Где-то между цирком и трамваем,
между МРТ и ЭКГ,
ходит-бродит смерть сторожевая
на одной изрезанной ноге.

Белый коридор пересекая,
сквозь узлы вытягивает нить.
Забирает или отпускает,
всё не может предопределить.

Тесная палата, воздух спёртый.
Каждая как будто о своём:
наши силы были иллюзорны,
наши были поросли быльём.

Наши цепи сгнили и распались,
а потом цветами проросли
в жёсткую негнущуюся память
женщины, больницы и земли.

Тридцать первый, шестьдесят четвёртый...
снятся предвечерние миры -
деревянный бок аэропорта
или школа на верху горы.

И они нащупывают снами
то, что наяву идёт ко дну, -
cтарую скамейку, белый камень
и неисцелимую вину.

И пока они неровно, робко
боль, как мель, перебегают вброд,
их так и не сбывшаяся лодка
завершает свой водоворот.

Санитар поправит покрывало.
Хоть ты нить тяни, хоть оборви,
эти тлен и горечь - переправа
перед наводнением любви.
ангел-наблюдатель

*

Гуляла над Иркутом (спасибо, эпидемия, спасибо, карантин, вы подарили мне свободное время) под вечным солнцем. Гляжу - на снегу написано: "С 14 февраля!" Я смутилась, наклонилась, нарисовала в ответ сердечко. Иду дальше - вижу нарисованное солнце, приятнейшим образом косёхонькое. Тут я ещё сильней возликовала, наклонилась, нарисовала рядом ещё одно, тоже кривоватое. Иду дальше. Метра три спустя оно мне: "Привет, привет!" Я ему тоже привет, по снегу пальцем. И дальше иду, уже волнуюсь по поводу следующей надписи, и вот уже вижу её невдалеке..

И тут оно спрашивает - по правую руку от тропинки, синими, чуть подтаявшими буквами: "Кто ты?"

И не смогла ему ответить, и пошла дальше молча, а следующие надписи были уже нечитаемыми иероглифами - засечками веток, записками света и тени.
ангел-наблюдатель

*

Сашка повествует о своём опыте. Общий её посыл: томография сетчатки - то ещё развлечение, и лучше поберечь зрение сразу, чем потом так своеобразно безальтернативно радоваться жизни. Мой близорукий юный друг-кукушка, ради которой, собственно, всё это не без намёка и рассказывается, не особо внемлет вот до этого момента:

- А потом вот с этой линзой в глазу тебя садят к аппарату и привязывают твоё лицо к нему кожаными ремнями. Под тобой стул на колёсиках, и ты, если захочешь, можешь отъехать. Но твоя голова останется у аппарата. Мой врач сказал, что когда ему самому такое делали, он пнул своего научного руководителя. С тех пор он фиксирует пациентов.

Как это трогательно - пнул своего научного руководителя.
ангел-наблюдатель

*

...мне снилось это лекарство в коробочке, на которой написано:
"Используйте его, если есть кто-то, кто напоминает вам о нём: сохраните Вашу жизнь, которая кому-то так нужна.
Предложите использовать его, если болеет тот, кого Вы любите: некоторые люди не в силах ценить собственную жизнь так высоко, как их цените Вы.
И если никто не узнает, что Вам это необходимо, и некому напомнить Вам о нём - используйте его. У Вас есть только Вы, и Вам нужно выжить. Живите. Ведите себя в правильном направлении так далеко, как только сможете".
ангел-наблюдатель

*

Вчера я педагогически сформулировала. До этого я так феерично формулировала лишь дважды, и фраза «Кругом коровы!», сказанная, когда я в своей комнате, преисполненной гимназисток, случайно наступила на подкинутую Жирафоном игрушечную косоглазую корову, также как фраза «Девочки, вы самцы павлина!», которой я так люблю напутствовать гимназисток на олимпиады, давно уже в золотом самоцитатнике. А вчера я сообщила им следующее:
- Вас по-хорошему преследует Бальмонт!
Сообщила и пошла домой, и никакого возмездия за это не было. Пришла домой, снимаю кофту. Подскакивает Марта, смотрит мне на руку. Двухэтажная кровать, оказывается, умеет подстеречь в темноте и отомстить за поруганную прочность столь двухэтажно, что предплечье (есть смутное подозрение, что это называется предплечье) у меня всё заклеено. Так вот, смотрит она и сообщает:
- У тебя пластырь катаканой наклеен! – и прочитала. Говорит, я созналась, что я – дерево.
Не спорю.
Удивительное по-хорошему преследует нас.
юзернегр

Джинни У разгномливает сад

- Джинни, Джинни, что случилось?
Джинни сидела посередине сада и плакала, размазывая по лицу плодородную почву.
- Почему у тебя такой помятый и даже покусанный вид? На тебя напали? - Гермиона начинала волноваться.
- Не совсем. Вообще-то я разгномливала сад.
- Collapse )


При написании текста Джинни и гномы не пострадали.