Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

яблочная свечка

Воздух (III)


Становясь всё медленней и длинней
в окруженье инея и теней,
с точки зренья воздуха, мы на дне.
С точки зренья воздуха – так видней.


Человек с замёрзшей водой в ведре
осязаем воздухом поутру.
Он не понимает, что он в игре,
что уже заканчивает игру.
Он идёт над речкой и смотрит вбок,
осязает воздух плечом, плащом.
Видит - берег прячется. Видит - бог.
Видит всё, не думая ни о чём:
сновиденья времени, гнёт идей,
опыт милосердия и тоски,
видит - гнев предсмертия рвёт людей
на куски, как лев, и кусков куски.
Исчезает сердце, скулит во сне,
просит - новым именем назови,
не досталось и не осталось мне
долга долгой старости и любви.

Мы давно и просто спустились с гор
и из бездны города смотрим ввысь,
потому что самый большой простор
никогда не требует - поднимись,
заслужи, покайся, дрожи и чти,
подчинись, пожертвуй и докажи.
С точки зренья воздуха, всё в пути -
даже прокажённые гаражи,
облака, идущие по тропе,
и цветы с отрубленной головой,
эти понимают - они в судьбе
и насквозь, наотмашь пьяны судьбой.

Человек с замёрзшим огнём внутри,
к горизонту лестницы-поезда,
октябрей любимые пустыри,
городов размытые невода…
Посторонний тысяче бед и дел,
выдыхая в воздух бесшумный смех,
пока шёл, он тысячу раз успел
поменять местами себя и всех.
С точки зренья слова, он глуп и глух,
как другие, хуже любых ли был.
Затаив дыханье, рассеяв дух,
он увидит то, что всегда любил.
Он на четвереньках во мраке лет
полз по бритвам битв и ножам камней,
а сейчас его догоняет свет
этих блёклых, травленых чудо-дней.
Жизнь тогда казалась гнилой, больной,
непролазно, грязно, бессвязно длясь.
А теперь вот светится за спиной,
целиком пропала - и вся нашлась.
яблочная свечка

то, чего на свете нет

Лучший рассказ, который я могу себе представить.

http://green-ears.livejournal.com/5897.html


"...Мы сделали из ящика санки и возили в них Веслова. Теплынь посадил зимой дерево, чтобы растить неведомые плоды в пользу нашего питания. Но мы их почти не ели – рисовали на синей кожуре святых и прятали в подвал. Алыбай оклеивал коридор нотной бумагой. А я – просто жил.

Веслов скоро начал болеть. У него в сердце выстраивались железные лестницы, он бредил и прикладывался сердцем к шкафу.

- Этого нельзя долго, - шептал он, - я первый, я поломался.

Веслов увидел сон о планетах, на которых ничего не видно – кроме солнца. А наша звезда и есть их солнце. Веслову стало интересно превратиться в планету «Веслов», он умер. На Алыбая провалилась стена в дальней комнате, он наверняка теперь планета «Алыбай».

Теплынь, умирая, выслал меня со звездой и просил носить людям радость бесполезности".